СЕМЬЯ. ДЕНЬГИ. БУДУЩЕЕ.

Брют рекой

Брют рекой
Mark Thompson/Getty Images
Сергей Суховский
2019-01-09 14:51
86

Автогонки подарили миру традицию не просто откупоривать брют после финиша, но и чествовать победителей фонтанами брызг и салютовать дождем пробок. 

Во время праздников наступает закономерный вопрос: каким шампанским запастись? А вот у поклонников Формулы-1 по этому поводу голова не болит - их предпочтения давно сформировались вокруг подиумных кюве. 

Хорошо что до "церемонии обливания", которая подытоживает каждую гонку, не дожили те, кому мы обязаны рождением шампанского - Дом Пьер Периньон, вдова Николь Клико де Понсарден, Луиза Поммери. Ведь они посвятили себя изготовлению белых вин, которые не бродили бы в бутылках и не имели бы взрывного эффекта. Насыщенные газами, они дарили новые вкусовые ощущения от, казалось бы, давно известных сортов винограда. Но по той же причине были крайне взрывоопасными. Байерам-закупщикам выдавали специальные маски, чтобы во время дегустаций они не поранились - из-за избыточного брожения игристое стреляло при первой же возможности, в потолок уходило до 2/3 бутилированного урожая.

Дальше других продвинулся Пьер Периньон (1641-1715), келарь бенедиктинского аббатства Отвийе, что в 20 км от Реймса, столицы Шампани. Монах не только изобрел технологии купажирования игристого вина, разлития его по бутылкам и укупорки их, но и посвятил целый трактат усмирению ягод. В частности, он рекомендовал "запрягать в телеги для перевозки винограда мулов, ибо те менее возбудимы, чем лошади". Так что нет ничего необычного в том, что французы сызмальства умели откупоривать брют, не проронив ни капли.

Стоит ли после этого удивляться, что хотя родиной автогонок также была Франция, до конца 60-х пилоты предпочитали именно пить шампанское, а не обливаться им.

Тем более что изначально гонки, которые так же зародились в Пятой Республике, считались уделом аристократов.

А ведь шампанское с самого зарождения автогонок было их верным спутником - в 1906 году Ференц Жиж, победитель самого первого Гран-при, проходившего по дорогам вокруг Ле-Мана, на финише утолили жажду тремя бокалами брюта. Более того, вскоре выяснилось, что на пит-стопе можно заправлять не только автомобиль. В 1913 году в Indianapolis-500, по сей день остающейся самой престижной гонкой Нового Света, впервые победил иностранец Жюль Гу. Но газеты США с восторгом писали не столько про его пилотаж, сколько про закалку: во время каждой из шести остановок в боксах тот прикладывался к бутылке, в итоге осушив четыре из привезенных шести. В оправдание героя стоит заметить, что француз выпивал вместе с механиком - по правилам тех лет на борту "индикаров" находились двое, плюс Гу утверждал, что адреналин блокирует действие алкоголя.

Британский гонщик Формулы-1 Джеки Стюарт наливает шампанское для победителя Daily Express Crusader Championship Тома Прайса (1949-1977) в Сильверстоуне, Великобритания, 25 апреля 1970 года

Фото: Reg Burkett/Daily Express/Getty Images

В Формуле-1 шампанское появилось на церемонии награждения в первом же сезоне - на Гран-при Франции 1950 года. Но в те времена никому бы не пришло в голову поливать друг друга - гонщики просто наливали благородный напиток в победные кубки и пили оттуда. Первая процедура обливания прошла только в 1967 году и вовсе не на Гран-при, а на финише ее главной соперницы - 24 heures du Mans. Впрочем, и в чемпионате мира Ф-1, и в чемпионате мира по гонкам на выносливость, жемчужиной которого и была суточная гонка, за победу сражались одни и те же пилоты и команды. Даже техника была схожей - по сути те же болиды Ф-1, только с более развитым капотажем и двухместными салонами. Столь глубокий эксурс в историю призван лишь подчеркнуть, что накал борьбы в супермарафоне был ни чуть не меньше, чем в любом из двухчасовых заездов. Вот только сил он отбирал куда больше. И когда Ден Герни не смог с первого раза откупорить Moёt &Chandon, то не нашел ничего уместнее, чем встряхнуть 4,5-литровую бутыль. Пробка вылетела со скоростью выстрела, а содержимое принялось орошать собравшихся под подиумом фотографов и операторов. В драгоценной пене преломились лучи заходящего солнца, заискрилась радуга и собравшиеся буквально замерли от этого оптического волшебства. И снова пресса была в восторге от вещей, на первый взгляд далеких от мира гонок.

Шотландский автогонщик Джеки Стюарт (в центре) после победы в Гран-при Франции в гонке Tyrrell-Cosworth в Клермон-Ферране 2 июля 1972 года

Фото: Victor Blackman/Daily Express/Hulton Archive/Getty Images

Три недели спустя Ле-Ман принимал французский этап Ф-1, и организаторы решили повторить церемонию. Душ из шампанского стал настоящей находкой и с точки зрения шоу - до того зрители выключали телевизоры и покидали трибуны сразу после взмаха клетчатого флага. Теперь же внимание к гонкам не ослабевало даже спустя полчаса после финиша. Причем платили за удовольствие именно производители самого благородного из напитков. Сегодня процедура общественного обливания перед камерами обходится им ежегодно в €20 млн. Но желающих хватает, ведь после гонки все внимание - на подиум, где жеробомы наряду с пилотами являются центральными фигурами церемонии награждения. То есть можно сразу всему миру представить свой новый продукт. Кроме того, статус официального поставщика Формулы-1 делает тот или иной бренд эксклюзивным шампанским на всех вечеринках и мероприятиях всех команд - участниц Ф-1.

Так что Франция не просто подарила миру шампанское и автогонки, но и навсегда связала их воедино. Странно только, что эта церемония шампанизации, сделавшая брют еще более знаменитым, родилась тогда, когда Grand Prix de France покинул Реймс, столицу Шампани, до того принявшую большинство французских этапов Ф-1.

Но это нюансы, о которых знают разве что архивариусы. Важно другое - то, что с подачи Гран-при это колоритное действо распространилось далеко за пределы автомотоспорта - на теннис, гольф, яхтенный спорт и т. д. И то, что для нас шампанское является не еще одним алкогольным напитком, но самым торжественным из вин. Символом праздника и победы, причем вне зависимости от масштабов достигнутой цели.