СЕМЬЯ. ДЕНЬГИ. БУДУЩЕЕ.

Филантропия – мотор «социального лифта»

Филантропия – мотор «социального лифта»
Wikipedia
Михаил Кальницкий
2018-09-27 11:01:13
74

Выходцы из крестьянской, мещанской, купеческой среды, добившись успеха в бизнесе и регулярно участвуя в благотворительной деятельности, могли достичь общественного положения, сравнимого с высшей аристократией Российской империи. Об этом пишет известный журналист и историк Михаил Кальницкий.


Чины и ордена за добрые дела

Капиталистические отношения, особенно отчетливо проявившиеся в отечественных пределах после крепостной реформы 1861 года, всячески способствовали деловой активности. Удачливый торгаш или энергичный заводчик пользовался широкой поддержкой властей, независимо от того, где он делал первые шаги – в помещичьем имении или крестьянской избе. Внесение в казну специального сбора давало право на причисление к той или иной купеческой гильдии. Коммерсанты, изрядно потрудившиеся для государственной или общественной пользы, поощрялись почетными званиями, медалями «За усердие» и другими наградами.

Однако получение особых отличий и привилегий на купеческом уровне не составляло предел для успешных бизнесменов. Законы империи предоставляли им еще более заманчивые возможности. Честолюбивые предприниматели скромного происхождения могли даже перейти в дворянское сословие.

Напомним, что со времен царя Петра в списки дворян попадали не только по наследству, но и по выслуге. Во второй половине позапрошлого века достаточно было беспорочно дослужиться до чина IV класса (действительного статского советника, равного по Табели о рангах генерал-майору) или удостоиться ордена, начиная с Владимира 4-й степени, чтобы появилось основание хлопотать о причислении к потомственному дворянству.

Вот только где же взять выслугу толстосуму, занимающемуся частным бизнесом? Ему могла помочь в этом общественная либо благотворительная деятельность. К примеру, некий богач соглашался выплачивать регулярную весомую субсидию в пользу местной гимназии или казенной больницы. За столь достойное дело его оформляли как бы на госслужбу – зачисляли в «почетные попечители» или «почетные блюстители» данного заведения. Жалования, конечно, не платили, но заводили формулярный список, отмечали в нем из года в год все деяния. И, соответственно, не забывали в надлежащий срок представлять к очередному чину или ордену.

Известно, что в государственных гимназиях почетного попечителя сразу наделяли чином V класса (статского советника). До заветного рубежа, сулившего потомственное дворянство, оставался всего один шаг.


Золотые монеты на дворянском гербе

Прославившаяся своей благотворительностью семья сахарозаводчиков Терещенко удостоилась потомственного дворянства в 1870 году, еще в ту пору, когда она определяла деловую и общественную атмосферу в украинском городе Глухове. В дальнейшем их роду был присвоен герб со следующим описанием: «В лазурном щите золотая оторванная львиная лапа, держащая три серебряных колоса с таковыми же листьями и сопровождаемая двумя золотыми византийскими монетами». Герб включал и ленту с красноречивым девизом: «Стремлением к общественным пользам». Когда известнейший представитель этой династии Никола Артемьевич Терещенко переехал на постоянное жительство в Киев, он приобрел просторный особняк на Бибиковском бульваре (теперь бульв. Тараса Шевченко, 12). После ремонта на фасаде здания появилось скульптурное изображение герба владельца. Оно сохранилось по сей день, хотя в особняке давно уже действует Национальный музей Тараса Шевченко.

Фамильный герб на фасаде бывшего особняка Н. А. Терещенко по бульв. Тараса Шевченко, 12

Совсем близко от резиденции миллионера-сахарозаводчика, которого киевляне любовно называли «старый Никола», находилось здание Киевской 1-й гимназии (нынешний «желтый» корпус Киевского Национального университета им. Тараса Шевченко по бульв. Тараса Шевченко, 14). С марта 1876 года Никола Артемьевич состоял церковным старостой домового храма гимназии, а в феврале 1881-го был утвержден в звании ее почетного попечителя. Уже в конце марта 1884 года директор Алексей Андрияшев докладывал начальству о заслугах Николы Терещенко: «Почетный попечитель во вверенной мне гимназии, состоя в должности Почетного Попечителя в течение 3-х лет и церковного старосты при церкви Киевской 1-й гимназии в течение 8 лет, пожертвовал за это время наличными деньгами 8 тысяч, независимо от того неоднократно назначал пособия церковному хору и вносил ежегодно плату за учение за 10 несостоятельных учеников. По должности церковного старосты обнаруживал постоянную заботу о благолепии церковном и пожертвовал значительное число весьма ценных священных и церковных вещей на сумму до 4 тыс. руб. Ввиду таких значительных пожертвований Действ[ительного] Ст[атского] Сов[етника] г. Терещенко я считаю справедливым ходатайствовать у Вашего Превосходительства об удостоении его награждения орденом Св. Станислава 1-й степени». Представление к награде довольно быстро добралось до самого верха, и уже в мае Никола Терещенко получил свою первую орденскую звезду и ленту.

Никола Артемьевич Терещенко в мундире с орденскими звездами Св. Анны 1-й степени и Св. Владимира 2-й степени

После этого на груди мецената появлялись все новые звезды – орденов Св. Анны 1-й степени, Св. Владимира 2-й степени, Белого Орла. «Старый Никола» прожил долгую жизнь и дослужился на филантропическом поприще до чина тайного советника (равного генерал-лейтенанту). Еще при его жизни в честь 80-летнего юбилея миллионера улица, на которую выходил боковым фасадом особняк Николы Терещенко, получила название Терещенковская.


Братья-гусары

Помимо дворянского титула и государевых наград, финансовая аристократия находила и другие способы повысить свой престиж. В Государственном архиве Киева сохранились формулярные списки Ивана и Александра Терещенко, сыновей «старого Николы». Оба они в свое время состояли на должностях почетных попечителей: Иван – в Киевском реальном училище, Александр – сначала в 3-й, а потом, после отца, в 1-й гимназии.

Александр Николович Терещенко

Иван Терещенко родился в 1854 году, Александр – двумя годами позже. Судя по формулярным спискам, в начале 1879 года они оба окончили курс наук на юридическом факультете Университета Св. Владимира в Киеве. И сразу после этого братья добровольно, в статусе вольноопределяющихся, поступили на военную службу. Статус позволял им быстро расти в чинах. Вскоре братья стали унтер-офицерами, а уже в августе того же года отправились в Петербург, чтобы готовиться к экзаменам на офицерское звание при Константиновском военном училище. В ноябре Иван и Александр успешно выдержали экзамен, и затем оба стали корнетами лейб-гвардии Гродненского гусарского полка.

Иван Николович Терещенко

Но на этом столь стремительно начатая военная карьера братьев Терещенко остановилась. В апреле 1880 года оба они по разным поводам оставили действительную службу и перешли в запас. Больше им не приходилось щеголять в эффектных мундирах. Однако краткий эпизод биографии впредь позволял молодым людям именоваться не просто потомственными дворянами, но и отставными гусарами, корнетами, лейб-гвардейцами. Согласимся, что звучало это весьма внушительно!