СЕМЬЯ. ДЕНЬГИ. БУДУЩЕЕ.

Гавани прозрачности

Гавани прозрачности
iStock by Getty Images
Павел Билецкий
2019-02-05 11:50
385
В 2019 году оффшорные схемы, построенные лишь на сокрытии информации и максимальной минимизации налогов, становятся не просто нерабочими, а и опасными.

После волны инициатив ЕС по борьбе с отмыванием денег установились новые тенденции и правила ведения бизнеса почти во всех «налоговых гаванях». Соответственно, по прогнозам специалистов компании Offshore Pro Group, в 2019 году оффшорные схемы, построенные лишь на сокрытии информации и максимальной минимизации налогов становятся не просто нерабочими, а и опасными. Family Office решил познакомить своих читателей с законодательными изменениями в топ-оффшорах за последние полгода, которые полезно знать при выборе и использовании той или иной юрисдикции.

Выбирая юрисдикцию для открытия компаний и счетов важно также учитывать текущий «черный» список налоговых убежищ ЕС. Сегодня он содержит только пять стран и юрисдикций (Американские Виргинские Острова, Американское Самоа, Гуам, Самоа, Тринидад и Тобаго). Также примерно год назад страны-члены ЕС договорились создать «серый» список из более 50 стран, которые в настоящее время не соответствуют критериям прозрачности ЕС и справедливой корпоративной ответственности, но взяли на себя обязательства сделать это к марту 2019 года.


Великобритания

Соединенное Королевство со своими заморскими территориями – это респектабельная страна с хорошим имиджем и возможностью оптимизации налоговой нагрузки. По данным Совета по финансовой стабильности (FSB), Великобритания контролирует 17,36% всего мирового оффшорного бизнеса, уступая по степени влияния только США (22,3%). Именно Британские заморские территории до сих пор были излюбленным местом хранения капиталов для тех, кто не желал их «светить». К примеру, The Times подсчитала, что в британских оффшорах размещено £34 млрд, или около $47 млрд только российских денег…

В условиях Brexit Великобритания оказалась перед необходимостью заполнить пробелы в своем законодательстве, перекрывавшиеся ранее законодательством ЕС. Так, следует обратить внимание на поэтапно вступающий в силу еще с прошлого года закон «О санкциях и борьбе с отмыванием доходов, полученных преступным путем» (Sanctions and Anti-Money Laundering Bill). Он обязывает заморские территории Великобритании до 31 декабря 2020 года создать публичные реестры реальных собственников зарегистрированных там компаний. В несколько иной ситуации оказываются коронные владения, которые Великобритания не может заставить следовать этому закону, однако, судя по всему, политическое давление на эти владения приведет в конце концов к тому, что Мэн, Гернси и Джернси будут вынуждены подчиниться.

В контексте этого же закона с 7 декабря 2018 года власти Великобритании приостановили выдачу виз для состоятельных инвесторов-иностранцев. На «золотые» визы могли рассчитывать те инвесторы, которые вкладывали в экономику Великобритании не менее £1 млн. Кроме того, власти страны проведут расследование по всем «золотым» визам, которые были выданы до весны 2015 года. Планируется, что выдача виз инвесторам может возобновиться в 2019 году, однако уже на новых условиях: после проведения аудита и разработки новых правил.

В Британии также объявили настоящую охоту на бухгалтеров, адвокатов и агентов по недвижимости, которые помогают отмывать преступные доходы со всего мира. «Премьер-лигой» по отмыванию здесь считаются Россия и Китай. Против них и других источников нелегальных капиталов ведется агрессивная борьба.

Иными словами, если правоохранительные органы заподозрили лицо в том, что оно приобрело некий актив стоимостью свыше £50 тыс. (недвижимость, машина, драгоценности) за средства, которых у лица нет и быть не может, то органы имеют право попросить доказать легальность происхождения средств на покупку. А чтобы гарантировать, что актив не будет продан под шумок, его можно заморозить до выяснения подробностей. Так уже были заморожены десятки миллионов фунтов стерлингов выходцев из стран бывшего СНГ.


Британские Виргинские острова

Британские Виргинские острова (БВО) популярны во всем мире, в основном из-за нулевого налогообложения юрлиц. С начала 2019 года здесь огласили войну компаниям-«пустышкам». Для этого по согласованию с Евросоюзом уже был введен в действие закон «Об экономическом присутствии».

Новый закон распространяется на юридические лица, которые зарегистрированы на Британских Виргинских островах, претендуют на местное резидентство и относятся к одному из следующих видов предпринимательской деятельности: банковское дело, страхование, управление фондами, финансы и лизинг, деятельность штаб-квартиры, деятельность в сфере грузоперевозок, холдинговая деятельность, управление интеллектуальной собственностью, деятельность по дистрибуции и оказанию услуг.

В зависимости от природы и уровня ведения бизнеса, который обеспечивает основной доход таким зарегистрированным на БВО компаниям, юридическое лицо обязано продемонстрировать свое экономическое присутствие в этой юрисдикции.

Во-первых, руководство и управление соответствующим видом деятельности должно вестись с территории БВО. Во-вторых, деятельность юридического лица должна обеспечиваться адекватным числом квалифицированных сотрудников, физически присутствующих в стране. В-третьих, юридическое лицо должно нести адекватные расходы на основную деятельность. В-четвертых, обязательно наличие подходящего офиса или помещения. В случае управления интеллектуальной собственностью необходимое оборудование должно находиться на БВО. Регистрация новых компаний на БВО без соблюдения критериев экономического присутствия с 1 января 2019 года не допускается.

Важно также отметить, что по согласованию с Евросоюзом требования к экономическому присутствию введены на всех зависимых территориях Великобритании (Бермудские острова, Каймановы острова и др.) и в ее коронных владениях (острова Мэн, Джерси и Гернси). Британские Виргинские острова находятся в оффшорном списке Кабинета Министров Украины.


США

США привлекают инвесторов и состоятельных людей, ищущих где укрыть свой капитал, довольно упрощенным порядком регистрации компаний в любом штате. Если вы не находитесь непосредственно в Штатах, то компанию можно открыть через юридические фирмы, являющиеся официальными регистрационными агентами. Плюс, в США — простой порядок подачи финансовых отчетов, а в некоторых штатах вообще нет необходимости в их подаче, если лицо не имеет номера налогоплательщика и деятельности на территории штата не ведет.

В США нет оффшорных зон как таковых, обычно они подходят под определение “гибридные”, т. е. комплексные. Но по ряду признаков некоторые штаты могут представлять интерес для нерезидентов. Среди них — несколько штатов, где нет подоходного налога (Аляска, Флорида, Невада, Южная Дакота, Техас, Вашингтон, Вайоминг), в некоторых нет и налога с продаж (Флорида). Согласно данным ФРС, к оффшорным зонам США также относятся Американские Виргинские острова (АВО) и Содружество Пуэрто-Рико. В последнем отсутствует валютный контроль за проведением валютных операций в целях их приведения в соответствии с нормами и требованиями, предъявляемыми действующим законодательством.

По мнению Tax Foundation, независимой организации налогового анализа, и Bloomberg Wealth Manager, налоговая структура Вайоминга считается наиболее приятной для ведения бизнеса в США. По сравнению с Вайомингом, где предпочтительнее вести малый или средний бизнес, в Делавэре выгоднее с экономической точки зрения заниматься более масштабным бизнесом.

Еще со времен президентства Барака Обамы американские СМИ говорят о риске превращения США в “новую Швейцарию”. Дело в том, что согласно Foreign Account Tax Compliance Act (FATCA), под угрозой потери доступа к финансовой системе США иностранные финансовые учреждения из более 100 стран согласились сообщать о личности и активах потенциальных американских налогоплательщиков в Службу внутренних доходов. В то же время, США взаимностью не отвечают, до сих пор не присоединились к общему стандарту отчетности ОЭСР и данные об иностранных плательщиках другим странам не предоставляют.

Похоже, в этом году ситуация может измениться. В Европейской комиссии в ноябре прошлого года заявили, что если Штаты не сделают выводов к июню 2019 года, начнется процесс внесения страны в «черный» список со всеми вытекающими последствиями. Это грозит США, как минимум, введением подоходного налога с любых средств, перемещаемых из ЕС в Соединенные Штаты.


ОАЕ

Основные юрисдикции, предлагающие создание оффшорных компаний в ОАЭ — это Рас-эль-Хайма (RAK), Свободная зона Джабель-Али (JAFZA) и свободная экономическая зона в Аджмане (AFZA). Все они являются «безналоговыми» юрисдикциями, которые не взимают подоходный или корпоративный налог и разрешают 100% иностранную собственность. Оффшорным компаниям разрешается открывать мультивалютные счета в ОАЭ и вести бизнес на международном уровне. Однако они не могут вести дела с лицами, проживающими в ОАЭ или иметь физические офисы в ОАЭ. Корпоративным акционерам и директорам, а также акционерам/директорам оффшорных компаний RAK и JAFZA не требуется физически присутствовать в ОАЭ для регистрации.

RAK и JAFZA имеют свои специфические преимущества. RAK является более экономически эффективным из двух, но JAFZA - единственная оффшорная юрисдикция, в которой по закону разрешено владеть недвижимостью, расположенной в Дубае. Особенно важно, что налоговые и другие льготы, получаемые оффшорной компанией, будут зависеть не только от налогового законодательства страны проживания (и возможно места жительства) бенефициарного владельца, но и от любого соответствующего законодательства о предотвращении уклонения от уплаты налогов в любой стране, в которой клиент намерен вести бизнес.

В 2017 году ЕС внес ОАЭ в «черный» список, и страна сделала для себя выводы. Уже в начале 2018 года ОАЭ переместили в «серый» список, и реформы законодательства в стране продолжились. В 2018-м Эмираты присоединились к CRS (общий стандарт отчетности ОЭСР), а банки ужесточили требования для подтверждения резидентства в банковских целях, был введен 5% НДС (что, впрочем, никак не отразилось на оффшорных компаниях, которые не облагаются этим налогом).

Если ранее оффшорные компании в ОАЭ не обязаны были вести учетные записи, то теперь все изменилось: в 2018 году JAFZA обновила Регламент по местным оффшорам. Согласно новым правилам, оффшорная компания, работающая в JAFZA, или ее агент обязаны будут предоставить управлению зоны записи по запросу. Еще одна новация: эти записи должны храниться у зарегистрированного агента. В AFZA также оговаривается, что конфиденциальность будет ограниченной: информация об акционерах и директорах оффшорной компании не будет общедоступной, однако доступной для управления зоной.

Кроме того, в конце прошлого года в ОАЭ принят новый закон о противодействии отмыванию денег и финансированию терроризма. Это шаг, демонстрирующий стремление страны к реализации международных правил по противодействию незаконным денежным потокам. Этот закон является частью стратегии ОАЭ по защите местной финансовой системы путем применения наиболее эффективных систем борьбы с преступлениями, которые негативно влияют на экономику и политическую и финансовую стабильность стран. Новый декрет является частью требований и рекомендаций Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF).


Панама

Законодательство Панамы предусматривает надежную защиту активов, удобные формы и условия ведения бизнеса. Стоимость обслуживания оффшора в Панаме достаточно низкая, что идеально подойдет для недавно образовавшегося бизнеса. Налоги и отчетность – отсутствуют. Несмотря на это, Панама входит в Перечень стран, операции с предприятиями которых относятся к контролируемым.

В 2018 году правительство этой страны под давлением Евросоюза внесло поправки в правила регистрации компаний в Панаме, которые обязывают компанию регистрироваться в Главном управлении по доходам Панамы (DGI) и получать номер налогоплательщика. Это одно из последних нововведений правительства, связанное с требованиями ОЭСР в отношении автоматического обмена налоговой информацией.

Также сегодня в парламенте и правительстве Панамы обсуждается вопрос изменения ответственности за налоговое преступление, которое на данный момент в стране трактуется как «административное нарушение» и не влечет за собой тюремного заключения.

Несмотря на давление со стороны ЕС и ОЭСР, настаивающих на принятии Панамой закона об уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов, однозначного решения со стороны парламента страны пока нет. Многие депутаты считают, что Панама не должна слепо выполнять и подчиняться всем требованиям ОЭСР. Осенью прошлого года в Панаме также продлили амнистию за неуплату налогов на недвижимую собственность.


Кипр

Кипр — одна из наиболее популярных оффшорных зон, законодательство данного региона считается практически идеальным. Кипр предоставляет возможности для оптимизации налоговых затрат и сохранения активов. Размер корпоративного налога на прибыль здесь составляет 12,5%, НДС – 0-15%.

Под конец 2018 года Центральный банк Кипра опубликовал предписание всем своим банковским учреждениям относительно сотрудничества с компаниями-«оболочками» и обязал банки соблюдать указанные регуляторные нормы, соответствующие противодействию отмыванию денег. После публикации директивы Центрального банка Кипра министр финансов страны Харрис Георгиадес заявил, что практика с использованием компаний-«оболочек», которая ранее позволяла гражданам, не входящим в ЕС, помещать в кипрские банки крупные депозиты, уже прошла. Он уточнил, что в большинстве своем это компании граждан России.

В сотрудничестве с Европейской комиссией Кипр проанализировал сектор финансовых услуг и выработал эффективную экономическую модель, которая уже показывает прогресс в сокращении макроэкономических дисбалансов. Кипрский министр финансов отметил, что компании с физическим присутствием создаются на Кипре в таких секторах, как судоходство и управление инвестиционными фондами.

Последние статистические цифры правительства говорят о том, что после проведения реформ во всех банках Кипра было закрыто около 55 тыс. банковских счетов. Сегодня в банковском секторе страны количество европейских клиентов стало превышать число клиентов из стран СНГ. Например, доля вкладчиков из России составляет менее 2%, а из Украины всего 0,4%. В то же время некоторые международные эксперты утверждают, что заверения и отчеты государственных чиновников Кипра, регулярно отвечающих на критику США и ЕС, часто расходятся с делом и не соответствуют текущему состоянию финансового сектора экономики.


Сейшельские острова

Регистрация оффшорных компаний, которые полностью освобождаются от налогообложения — ключевая статья дохода этой юрисдикции. По предварительным подсчетам, сегодня на Сейшельских островах насчитывается более миллиона зарегистрированных компаний. Сейшелы также входят в украинский список оффшоров.

Но с конца 2018 года процедура регистрации компаний на Сейшелах немного усложнилась. 26 ноября прошлого года островное правительство приняло поправки к закону о международных бизнес-компаниях (IBC). Этот закон ужесточил правила создания и функционирования здесь IBC с целью соответствия глобальным тенденциям финансовой прозрачности.

Закон также обязал все IBC на Сейшелах вести свой внутренний реестр бенефициарных владельцев и реестр директоров, которые должны храниться по юридическому адресу компании на Сейшелах (то есть в офисе регистрационного агента). Исключение из этого правила предусмотрено лишь для публичных компаний, чьи акции котируются на фондовой бирже, и их дочерних структур.

В конце 2018 года президент республики подписал изменение к закону о международном бизнесе 2016, благодаря чему конфиденциальность оффшорных компаний в этой юрисдикции будет сохранена и в 2019 году. До изменений закон обязывал компании подавать список своих директоров в Реестр компаний до 1 декабря 2018 года для включения в общедоступный центральный реестр. Закон также обязал ввести частный реестр бенефициарного права, доступный только властям. Несмотря на эти изменения, конфиденциальность полностью сохранить не удастся: соответствующие органы, такие как судебные и органы финансового регулирования, будут иметь к ней доступ.


Швейцария

Швейцария официально не является оффшорной зоной, однако может быть причислена к таковым благодаря особенностям своей налоговой системы. В свою очередь, индивидуальные налоговые нюансы есть в каждом кантоне, из которых наиболее привлекательными для ведения бизнеса (самые низкие налоговые ставки) считаются Швиц и Цуг. Здесь при выполнении определенных условий компания может платить налоги по сниженной ставке. К тому же, Швейцария одна из самых стабильных и респектабельных стран в Европе.

В конце сентября прошлого года Федеральная налоговая администрация Швейцарии (FTA) впервые обменялась данными финансового сектора в соответствии с глобальными стандартами, целью которых является подавление налоговых мошенничеств. При этом, банковская тайна все еще существует в некоторых областях — швейцарские власти не могут автоматически видеть, что граждане имеют, например, на своих внутренних банковских счетах. Но прошли те времена, когда хорошо оплачиваемые европейские профессионалы могли прятать богатство в швейцарских банках.

Первоначальный обмен будет осуществляться со странами Европейского Союза плюс девятью другими юрисдикциями: Австралией, Канадой, Гернси, Исландией, островом Мэн, Японией, Джерси, Норвегией и Южной Кореей. Среди изменений в течение последних шести месяцев следует отметить снижение НДС в Швейцарии. Основная ставка в 2018 году была снижена до 7,7% (была 8%). Также в стране действует и льготная ставка 2,5%, она остается неизменной и в 2019 году.

Кроме того, известно, что швейцарские и иностранные предприятия, работающие на территории страны, в 2019 году будут облагать налогом по общим правилам. Раньше зарубежные предприятия не оплачивали местный НДС, если их оборот в год составлял менее 100 тыс. швейцарских франков (это чуть более $100 тыс.). Для уравнивания всех компаний в правах это правило упразднили.

Кроме того, теперь расчет НДС будет происходить с глобального оборота компании, а не только швейцарского, как раньше. При глобальном обороте выше 100 тыс. франков швейцарский оборот подпадает под обложение НДС на общих основаниях. Налог придется заплатить со всей суммы оборота.

Швейцария продолжает реформирование своего законодательства. ЕС предоставил стране возможность до конца 2018 года пересмотреть ряд налоговых льгот, которые считаются неприемлемыми на международном уровне. Основной целью предлагаемых реформ является достижение этой цели при сохранении международной привлекательности швейцарского корпоративного налогового режима.

В сентябре 2018 года швейцарский парламент утвердил окончательный проект «Федерального закона о налоговой реформе и финансировании социального страхования” (TRAF). Ключевые меры закона: на кантональном уровне предлагается отменить налоговые льготы для холдингов, домицильных и смешанных компаний. На федеральном уровне ожидается, что правила распределения прибыли, относящиеся к основным компаниям и филиалам компаний в Швейцарии, будут отменены. Ожидается, что кантоны получат увеличенную долю федерального налога: 21,2% (ранее 17%). Это позволит большинству швейцарских кантонов предоставлять привлекательные ставки налога на прибыль до налогообложения в размере от 12% до 18% (включая федеральный налог). Планируется, что все кантоны снизят ставки корпоративного налога. На основании официальных заявлений, сделанных правительствами кантонов, ожидается, что Цюрих снизит свою стандартную ставку до 18,2%, Женева — до 13,5% и Цуг — до 12%.

Как и в случае любых изменений в швейцарском праве, этот закон подлежит референдуму. К середине января 2019 года в поддержку закона должно было быть собрано 50 тыс. подписей и в этом случае закон будет вынесен на публичное голосование 19 мая 2019 года. После принятия закона общественностью с 1 января 2020 года закон вступит в силу. После этого 26 кантонов должны провести свои налоговые реформы на основе федеральной системы. Если закон не будет принят общественностью, процедура начнется заново и швейцарскому парламенту придется начать процесс разработки нового предлагаемого законодательства.


Комментарии экспертов

Владимир Гаркуша

управляющий партнер K.A.C. Group

Популярность или непопулярность оффшорных зон — вещь весьма условная. Вряд ли может идти речь о какой-то массовой популярности сейшельских или панамских компаний. Все очень ситуативно. Нужно четко определиться: для каких целей будет использоваться оффшорная или, в принципе, нерезидентная компания. Существуют два подхода: для хранения активов или для активного международного (экспортно-импортного) бизнеса.

В первом случае речь идет об оформлении на нерезидентную компанию корпоративных прав, акций украинских компаний или недвижимости в Украине. Для этого вполне подходит классическая оффшорная компания. Например БВО, Белиз и т. д. Главное – вывести активы из-под угрозы возможных нежелательных действий со стороны налоговых органов, силовых структур и конкурентов.

Другое дело — реальный международный бизнес. В этом случае практически все перечисленные юрисдикции не подходят. Если для хранения украинских активов банковский счет для оффшорной компании необязателен, то для торговой компании – это главное условие. При открытии банковского счета необходимо выполнение требований substance (соответствия). То есть пояснение и подтверждение работы компании на территории страны, где открыт банковский счет. Следовательно, если компания зарегистрирована в Англии, бизнес ведет с Украиной, то как объяснить в эстонском банке, почему счет открывается именно в Таллинне, если никакого бизнеса у этой компании в Эстонии нет? Таким образом, хоть в той же Эстонии, Латвии и Грузии и введена нулевая ставка налога на прибыль, но без соблюдений условий substance счет на компанию открыть невозможно.

Кроме Швейцарии и ОАЭ, терпимо к этим условиям относятся в венгерских банках. Кстати, налогообложение в Венгрии даже ниже, чем в оффшорном Кипре – 9% против 12,5%.


Юлия Димитриева

CFO Advance Finance Alliance

План BEPS ни у кого не оставил сомнений относительно будущего оффшорных зон. Весь мир ждут существенные изменения, которые могут усложнить жизнь даже тем компаниям, которые никогда не пользовались «теневыми» схемами. Конечно, все не изменится в один день и без сопротивления.

Здесь показателен пример Великобритании, где закон требует запустить реестры конечных бенефициаров до конца 2020 года. Но учитывая сопротивление со стороны заморских территорий и опасений спровоцировать резкий отток капитала, можно предположить, что сроки изменятся.

Несмотря на то, что план BEPS юридически не является обязательным документом, вряд ли какая-то из «налоговых гаваней» захочет повторить путь Панамы. Так или иначе, агрессивное налоговое планирование отойдет в прошлое.


Оксана Бахаров
управляющий директор Blackshield Exponential Technologies LP

Идея оффшоров как механизма ухода от налогообложения уже не актуальна: процесс обмена налоговой информацией приведет к тому, что данные обо всех клиентах и их операциях станут прозрачными. Этот процесс начался уже несколько лет назад, а в 2019 году тенденция продолжит развиваться.

Сегодня уже неважно, какую юрисдикцию выберет клиент, будь то Швейцария или Виргинские острова, в любом случае ему нужно раскрыть информацию о происхождении активов. Клиентам, которые решили “бросить якорь” в нескольких юрисдикциях, сегодня важно определить страну налогового резидентства. А выбор юрисдикции зависит от целей клиента. На наш взгляд, первоочередная задача сегодня – обеспечить сохранность капитала. Еще пять лет назад об этом мало кто задумывался в принципе, а состоятельные граждане наоборот старались спрятать свои активы или перевести их на подставные структуры. В наше время такое поведение может лишить бизнесменов всех их активов: в эпоху глобализации все тайное становится явным.

Исходя из этого сейчас самое время провести работу над ошибками, консолидировать и легализировать свои активы. В нашей компании, например, работает целая команда налоговых юристов, которые на основании документов и деклараций клиента составят подходящий report для банка. Если какие-то активы оформлены на номиналов, их нужно перевести на легальный бизнес реального собственника, оформить в трасты или инвестиционные фонды. Существует множество инструментов, которые позволяют все эти операции провести легально. В будущем будет намного проще обосновать происхождение этих средств. Более того, такой фундамент можно будет без проблем передать своим детям и внукам. Игра на опережение – главный принцип финансистов во всем мире.


Наталья Охмуш 

вице-президент Blackshield Capital AG

По нашему мнению, следует выделить несколько стран, которые стоит рассматривать в качестве “второго дома”.

Первая страна – это Швейцария. Не самая дешевая юрисдикция, но для клиентов, которые действительно заботятся о будущем, это хороший вариант. Швейцария является одной из наиболее стабильных и предсказуемых стран, в которой по-прежнему сохранились традиции классического Private Banking. Как правило, в швейцарских банках у каждого клиента есть свой менеджер, который при необходимости прилетает в Украину для решения текущих вопросов. Минимальная сумма, которую клиент должен разместить в банке – порядка €2 млн.

Швейцария пользуется популярностью не только у частных клиентов. Ее любят украинские агротрейдеры и крупные компании, которые хотят выстраивать долгосрочные отношения не только в Украине, но и за рубежом. Ведь швейцарская компания – это определенный статус, свидетельствующий о том, что бизнес создается на века.

В то же время не платить налоги, причем немалые, здесь нельзя. Можно сказать, что это юрисдикция для очень обеспеченных людей, которые готовы размещать там свои средства долгосрочно. И если вы думаете о будущем, а не о том, как бы сэкономить, то Швейцария – отличный вариант.

Вторая страна, которую стоит рассматривать — это США. У украинцев очень неоднозначное отношение к Штатам. Кто-то их боится, а кто-то только в Америке видит свое будущее. Одно из преимущества США – возможность получения вида на жительство (ВНЖ), что даст право там жить, учиться и работать. Порог вхождения здесь гораздо ниже, чем в Швейцарии – от $500 тыс.

Более того, вести бизнес в США намного дешевле, чем в той же Швейцарии и Великобритании. Кроме того, здесь есть огромное количество инвестиционных возможностей. Правда, есть в США и свои нюансы. Например, Америка не обменивается налоговой информацией с другими странами. Но это не значит, что США — это финансовый оффшор. Комплаенс в американских банках гораздо жестче, чем в европейских. Комплаенс-офицеры стараются максимально полно заполнить клиентский профайл, чтобы в будущем ни у кого не возникало никаких дополнительных вопросов.

Третья страна – это Великобритания, а точнее – Шотландия и Ирландия как отдельные юрисдикции. К сожалению, обосноваться именно в Великобритании украинцам очень сложно. Британский банк откроет счет британской компании, принадлежащей украинцу, только в том случае, если у нее есть британский номинал — номинальный директор, который постоянно находится в Великобритании.


В публикации использованы данные из открытых источников

Иллюстрации: iStock by Getty Images

Фото: предоставлены экспертами