СЕМЬЯ. ДЕНЬГИ. БУДУЩЕЕ.

Михаил Дубинский: «Компания, развивающая интеллектуальную собственность — это о ценностях и идеях»

Михаил Дубинский: «Компания, развивающая интеллектуальную собственность — это о ценностях и идеях»
Фото: Ксения Панченко для Family Office
Анна Подгородецкая
2019-07-09 12:32
296
Партнер проекта: "Дубинський & Ошарова"

Михаил Дубинский о ценностях, будущем компании и важности сферы интеллектуальной собственности.

Сооснователь и управляющий партнер патентно-юридического агентства «Дубинский & Ошарова» Михаил Дубинский стал юристом, когда ему было уже за 30. Если бы ему, студенту 90-х, сказали, что он станет востребованным и признанным адвокатом и патентным поверенным, он бы очень удивился. Сегодня среди его клиентов – известные зарубежные и отечественные компании, звезды и артисты украинской эстрады и кинематографа, выдающиеся ученые-изобретатели. Наш собеседник в интервью Family Office рассказал о важной роли интеллектуальной собственности и авторского права в любом бизнесе.

О карьере и конкурентах

Какова была мотивация, когда вы начинали зарабатывать свои первые деньги?

Поначалу мотивации не было. Все происходило традиционно: учился, после обучения пошел работать на завод инженером. Мои родители, друзья семьи – все работали на заводе «Большевик», у нас была трудовая династия. И я с детства знал, что после окончания школы пойду учиться, буду служить в армии и также, как все, буду всю жизнь работать на «Большевике». Можно ли считать это зарабатыванием денег? Нет.

Другое дело, когда я осознанно начал зарабатывать деньги — заниматься предпринимательской деятельностью. Это был поворот судьбы, связанный с огромными общественно-политическими переменами в начале 90-х. Тогда мы с товарищем попробовали себя в бизнесе, придумали один из первых в нашем городе студенческих кооперативов. Задумывались тогда не столько о деньгах, сколько о новых возможностях. Можно было делать что-то большее, чем ходить на работу и просто выполнять обязанности. Можно было что-то создать!

Дальше я занимался разными видами бизнеса, потом — патентованием, а позже — юриспруденцией. Это не было моей мечтой. Это стечение определенных обстоятельств, за которые я судьбе благодарен.

Что вам больше всего помогло выйти в бизнес-среду — основать и возглавить собственное агентство?

Сочетание факторов. Во-первых, семья. Бизнес, который мы создали, семейный, создан мной и членами моей семьи. Во-вторых, время – оно потребовало оказание таких услуг. Мы заняли на тот период абсолютно пустующую нишу. Те услуги, которые мы начали оказывать, до нас не предоставлял никто, поэтому занять эту позицию было достаточно легко.

С точки зрения бизнеса я не столкнулся с какими-то препятствиями, потому как не считал то, что делал, бизнесом. Я оказывал клиентам услуги. Основные трудности на этапе становления состояли в том, что до нас этого никто не делал, никто даже не знал, как это делать. То есть основная трудность — нам приходилось самим создавать практику. Мы первыми добивались определенных судебных решений, разрабатывали те или иные подходы к решению проблем. Потом другие компании брали наши решения за основу.

Как сейчас обстоят дела с конкуренцией?

Многие компании считают нас своими конкурентами, они пытаются выиграть у нас хоть бы одно судебное дело, чтобы сделать себе на этом имя, и за счет этого привлечь клиента. Мы стремимся развиваться независимо от того, что делают наши коллегиНаша миссия также состоит в том, чтобы развивать рынок. Чем сильнее разовьется рынок, тем больше будет приток клиентов, и лучше будет всем.

Сколько лет ваша компания на рынке?

Мы меняли название, до 2000 года назывались иначе. Поэтому считаем, что с 1993 года.

О бизнесе

Много ли на рынке специалистов и компаний, занимающихся вопросами интеллектуальной собственности и авторского права?

Патентные поверенные — это специально обученные люди, обладающие особыми лицензиями. Эти лицензии все пронумерованы, как птицы в Красной книге. Думаю, их всего около 500 человек в стране. Есть и большие многопрофильные юридические компании, у которых есть подразделения, занимающиеся интеллектуальной собственностью, есть и специализированные компании.

Насколько серьезно украинский бизнес относится к сфере интеллектуальной собственности?

Первый вопрос, который мне задают бизнесмены: «А это обязательно?» Я говорю: «Нет». Резюмируют: «Наша логика такая: если что-то можно не делать, то мы не делаем». Отвечаю: «Не вопрос».

У интеллектуальной собственности есть две составляющие: защитная и атакующая. Защитная заключается в том, что как только вы создали сколь-нибудь успешный бренд, он сразу понравится кому-то еще. И если окажется, что вы его не зарегистрировали, то ваш бренд немедленно зарегистрируют другие люди. И потом у вас вежливо попросят денег.

Каков объем рынка интеллектуальной собственности сегодня в Украине и за рубежом?

В точности его подсчитать не может никто. Есть такое издание «Юридическая практика», которое думает, что может. За 2018 год они оценили рынок юридических услуг в Украине в 4 млрд грн. И оценили, что часть интеллектуальной собственности составляет 6-7%. Таким образом они вышли на цифру 250 млн грн, что составляет порядка €10 млн. По европейским правовым нормам, это мизер – такие объемы рынка, я не говорю даже о США, где в разы больше.

Есть официальная статистика — сколько заявок в Украине ежегодно подают на регистрацию изобретений. По официальным данным Укрпатента, в среднем это 4,5 тыс. По сравнению с Китаем, где подается 1,3 млн заявок, разрыв колоссальный. Но потенциал этого рынка — огромный.

Все эти цифры говорят о том, что у нас еще очень маленький интерес, собственно, к патентованию и регистрации, люди не осознают важности и необходимости этих процессов.

Правительство сегодня планирует внедрить новую стратегию развития сферы интеллектуальной собственности? Расскажите, пожалуйста, в чем ее суть и как вы оцениваете ее?

Эта идея возникла у Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС). Оттуда начали рекомендовать разным странам разработать и внедрить Стратегию развития интеллектуальной собственности, поскольку далеко не все страны такие стратегии имеют. Некоторые государства это уже сделали. Некоторые сказали: «Нам это и не надо, у нас и так все хорошо».

Украина относится к первой группе. Суть в том, что стратегия определяет дальние цели, и мы как государство должны понимать, к чему стремимся в этой сфере, на годы вперед. Мы хотим, чтобы у нас возрастало количество заявок на изобретения? Или хотим, чтобы наши люди больше изобретали? Мы хотим, чтобы к нам все товары завозили? Или хотим, чтобы у нас было много своих товаров, чтобы они были доступны народу? Меня как раз пригласили поучаствовать в такой работе, а этот самый ВОИС оказывает нам поддержку.

Вы говорили, что в нашей стране понимание важности сферы интеллектуальной собственности и авторских прав еще в зачаточном состоянии. На каком уровне должна быть Украина, чтобы эта стратегия стала востребованной?

Стратегия в этом смысле первична. И с ее помощью мы должны прийти на третий уровень развития. То есть мы не должны быть сырьевым придатком – первый уровень. Мы должны преодолеть второй уровень, когда страна торгует товарами — автомобилями, телевизорами и т. д. А третий уровень — это когда страна торгует услугами, технологиями. Как, к примеру, сегодня Израиль: колоссальные продажи технологий. Мы должны прийти в эту точку.

И для этого у нас должна быть стратегия развития интеллектуальной собственности: государственная программа стимулирования изобретательства. Должны быть льготы по налогообложению для предприятий, которые внедряют изобретения. А также — государственная программа поддержки украинских изобретений за рубежом. Тогда мы на третий уровень придем достаточно быстро.

О будущем

Какое будущее видите для вашей компании?

Мы постоянно работаем над тем, чтобы усовершенствовать наши услуги. Занимаемся этим в нескольких направлениях. Во-первых — диджитализация: все больше услуг стараемся предоставлять с использованием современных технологий. Во-вторых, мы хотим изменить нашу концепцию: перестать быть компанией, которая оказывает услуги, а стать компанией, которая предлагает продукт. Между услугой и продуктом есть определенная разница.

Например?

Мы предлагаем услугу регистрации товарного знака. К примеру, готовим особый пакет, где предложим украинским компаниям выход на европейские рынки, который будет включать в себя регистрацию товарных знаков в странах ЕС. Помощь в регистрации предприятий, консультации по налогообложению, помощь и др. То есть наши услуги будут «вшиты» в пакет продукта.

Для иностранных компаний — комплексный продукт, связанный с адаптацией на украинском рынке. Если это фармацевтическая компания, мы предлагаем пройти регистрацию лекарственного препарата, помогаем зарегистрировать изобретение и т. д. Другими словами, помогаем иностранному бизнесу прийти в Украину. И наоборот – украинскому бизнесу расшириться и выйти на новые рынки в ЕС.

Есть ли планы по расширению либо продвижению агентства?

У нас цели очень простые. Мы – бутиковая компания, оказывающая только определенный вид услуг. И мы не хотим расширять свою специализацию. Сейчас нам комфортно в выбранной нише. Мы также не ставим перед собой цель открывать филиалы в регионах страны или за границей. Мы уже создали достаточно сильный узнаваемый бренд и хотим продолжать поддерживать силу этого проекта.

Наша стратегия оставаться именно таковыми, но при этом быть на острие. Именно сочетание узконаправленности и нахождения на вершине — это наши цель и стратегия на ближайшие пять лет и в более дальней перспективе. Все остальное подчинено этой цели — новые виды услуг, новые люди и технические возможности, новые проекты и т. д.

О ценностях

Каких принципов и правил вы обязательно придерживаетесь, чтобы удерживать и развивать успешный бизнес?

Считаю, что компания, развивающая интеллектуальную собственность — это не о деньгах, а о ценностях и идеях. Я для себя сформировал пять не просто принципов, а ценностей.

Первая ценность — это профессионализм. Считаю, что в нашей сфере невозможно достичь успеха без него. Вторая ценность — клиенты превыше всего. Если клиенту надо срочно, значит, мы остаемся вечером. Следующая ценность — люди. Наш бизнес основывается не на больших материальных вложениях - нашей ценностью являются сотрудники. Четвертая ценность — команда. Опять же, команда звезд играет всегда хуже, чем звездная команда. То, что называется dream team. И еще важная, пятая ценность — достойная оплата труда. Собственно, мы должны не просто оказывать услуги клиентам, наша задача – оказывать услуги высочайшего качества. Это подразумевает некую их стоимость.

Кто в основном у вас обслуживается?

Основная часть нашей целевой аудитории — корпоративные клиенты. Уникальность компании состоит в том, что нам удалось создать такую команду и накопить такой опыт, которые позволяют решать самые сложные задачи. Последние, как правило, бывают у больших корпоративных клиентов.

Есть и вторая часть клиентуры — частные лица. Но мы не ориентированы на «случайного покупателя». Наши клиенты — серьезные ученые, у которых есть солидные разработки, актеры, исполнители, продюсеры, у которых есть системные вопросы, связанные с авторским правом. Для нас важно, чтобы это был системный клиент, у которого есть некий пакет вопросов или проблемы, долго идущие во времени. Вот мы взяли клиента и ведем его несколько лет.

Как вы находите клиентов? Или они находят вас?

Коллеги просто присылают клиентов к нам. Самое приятное, это когда мы заканчиваем нешуточный судебный спор, и ко мне подходит представитель другой стороны, не адвокат, а именно представитель компании и спрашивает: «Извините, Михаил Ильич, а можно мы теперь будем у вас обслуживаться?» Да, у нас есть и такие клиенты, которые пришли к нам после того, как мы у них выиграли какой-то спор в суде. Вот это оценка нашей работы для меня.

А клиенты предлагают обслужить их бесплатно, а заплатить потом – тогда, когда изобретение высоко оценят?

Да, такие случаи встречаются. Мне подчас очень жаль таких изобретателей, которые просят провести то или иное дело бесплатно, с учетом того, что их патент признают мегауспешным и они заплатят нам потом. Они же верят в дело всей своей жизни. Но мы не играем в такие игры. Мы не соглашаемся на доли, проценты, на части бизнеса. Это правило адвокатской этики — адвокату нельзя входить в бизнес клиента. Мы не должны становиться бизнес-партнерами.

Как вы подбираете себе сотрудников?

По нескольким критериям. Первый — человек должен иметь образование, воспитание, некий опыт, знать иностранный язык. При этом опыт для нас — не самый важный вопрос, мы всегда сможем научить сами.

Второй критерий — умение быстро воспринимать новую информацию, хорошая обучаемость. Дело в том, что сфера, в которой мы работаем, весьма специфична. За двадцать с лишним лет работы ни разу не пришел «готовый» человек, который бы все знал и умел. Любого нового сотрудника нужно подстроить под нашу систему.

Третий критерий — человек должен обладать такими человеческими качествами, как доброта, порядочность, отзывчивость, иметь некий моральный стержень. У нас нет времени на внутренние разборки в коллективе. Я не заставляю никого ни с кем, условно говоря, дружить, но атмосфера в коллективе должна быть дружелюбная.

Какие качества цените в себе и других?

Люди меня ценят за то, что я ответственно отношусь к своим словам: если я что-то говорю, то я это делаю. Я ценю профессионализм и умение правильно формулировать свои возможности. Ценю это в людях и сам таким стараюсь быть. Нужно делать то, в чем ты разбираешься, и отвечать за свои слова.