СЕМЬЯ. ДЕНЬГИ. БУДУЩЕЕ.

Скажи мне, кто твой друг, и я скажу твой банк

Скажи мне, кто твой друг, и я скажу твой банк
Иллюстрация: iStock by Getty Images
Ольга Онуфрийчук
2019-02-11 11:49
323

Если раньше клиенты выбирали себе банки, то теперь, похоже, все будет наоборот. Family Office выяснил, почему.

Финансовый мониторинг в банках — болезненная тема как для клиентов, так и для самих финансовых учреждений. Штрафов НБУ в прошлом году наложили много, и они были большими. Результатом стало то, что запрос банком документов для проведения операции — теперь не простая формальность, а предмет для пристального изучения.

Зануды поневоле

Украинские банки лихорадит от проверок НБУ. Последний же все меньше озабочен проблемами нехватки капитала и качеством кредитного портфеля. У регулятора новая фишка: он требует у банков тщательного изучения клиентов и их финансовых операций.

Казалось бы, что тут такого? Во всем мире банки уже несколько десятилетий придерживаются политики «знай своего клиента», что необходимо для успешного решения проблемы отмывания денег.

Однако в Украине внедрение этой политики проходит отнюдь не так гладко. Сегодня НБУ внедряет систему риск-ориентированного подхода при проведении проверок по вопросам отмывания доходов, полученных преступным путем, финансирования терроризма и распространения оружия. Суть новшества в том, что теперь банки самостоятельно определяют, к какой зоне риска относится клиент и соответственно насколько тщательной должна быть его проверка. А учитывая, что правила финмониторинга в Украине все еще нечеткие и непрозрачные, банки вынуждены брать на себя большие риски, а зачастую и разделять их со своими клиентами, превращаясь в невыносимых зануд и придир в попытке избежать гнева регулятора.

Еще пару лет назад требования к перечню и содержанию документов, подтверждающих источник происхождения средств и раскрывающих суть экономической операции, были намного лояльнее. К примеру, раньше для подтверждения источника происхождения средств банку было достаточно того, что клиент-физическое лицо мог предоставить договор дарения денежных средств или подтверждение получения финансовой помощи. Сегодня же менеджеры банка непременно поинтересуются, кроме того, легальным финансовым положением дарителя/помощника, а также будут настаивать на безналичном способе получения такой помощи/дара.

Канул в лету и формализм при принятии во внимание договоров купли-продажи недвижимости или транспорта как подтверждения источника происхождения денежных средств клиента. Раньше достаточно было самого факта наличия такого договора. Теперь же банк, вероятнее всего, проанализирует адекватность указанной в договоре цены и ее соответствие рынку. И в случае, если цена окажется нерыночной, такие договора к рассмотрению банк не примет.

«Еще одно направление изменений — сокращение сроков давности рассматриваемых документов, — делится опытом финансовый консультант Василий Невмержицкий. — Если ранее некоторые банки принимали во внимание декларации о доходах клиентов за последние три года, то сейчас многие финучреждения готовы работать только со свежими, не более одного года давности, декларациями. Аналогичная ситуация сложилась и по другим запрашиваемым документам».

Отчасти такой щепетильный подход провоцируют сами клиенты. Во-первых, из-за невысокого уровня доверия состоятельных украинцев к банковской системе они зачастую предпочитают не раскрывать реальное финансовое положение, указывая в своих анкетных данных более скромные по сравнению с реальными цифры финансовой деятельности.

Это приводит к тому, что при выявлении несоответствия масштабов проводимой клиентом операции его уровню доходов и трат, указанных в анкете, у банка неизбежно возникают дополнительные вопросы.

Существует и другая проблема — неискренность в отношениях с банком. Специфика Украины в том, что отмывание денег у нас связано не столько с организованной преступностью, как во всем остальном мире, а с легализацией политиками и чиновниками незаконно полученных денег. Эта категория клиентов попадает под определение РЕР (politically exposed person – политически значимых лиц).

Вход — рубль, выход — два

Иллюстрация: iStock by Getty Images

РЕР — это публичные должностные лица: политики, чиновники, руководители госпредприятий и др. В Украине понятие РЕР было урегулировано законодательно только в 2014 году, когда Нацбанк определил критерии, по которым банки относят своих клиентов к этой категории. Согласно риск-ориентированному подходу, клиенты категории РЕР считаются клиентами с повышенным риском, а потому банки проверяют их операции особо тщательно.

Важно также то, что согласно Закону «О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, или финансированию терроризма» к категории РЕР относятся не только сами политически значимые лица, но также их близкие и так называемые связанные лица (а это отнюдь не только кровные родственники, но и доверенные лица, деловые партнеры, консультанты и др.).

Проблема обслуживания клиентов РЕР сегодня актуальна как никогда. Под давлением НБУ банки перешли от формального выполнения требований регулятора относительно РЕР к настоящим «зачисткам». Ситуация накаляется до абсурда: если ранее банк мог «не заметить» принадлежность к РЕР клиента-родственника второго уровня, то сейчас банкирам дешевле перестраховаться и присвоить звание РЕР даже простому однофамильцу важного чиновника.

По директивам ЕС в категорию РЕР может попасть не только чиновник или политик, но и предприниматель, выполняющий госзаказ, руководитель благотворительного фонда, получающего финансирование от РЕР, или личный секретарь РЕР. При этом статус РЕР сохраняется за такой персоной в течение долгих лет даже после прекращения работы в соответствующей позиции.

Банки используют все доступные публичные источники о РЕР, начиная с данных системы электронного декларирования и заканчивая Открытым реестром национальных публичных деятелей Украины, созданным в 2016 году общественной организацией «Центр противодействия коррупции».

Сложность ситуации заключается в том, что этих данных банкам не хватает, поэтому не исключено, что некоторые состоятельные клиенты банков могут попасть в список РЕР по ошибке. И это станет большой проблемой для клиентов, которым самим придется банку доказывать эту ошибку.

А что на Западе?

В своем стремлении «знать своего клиента» украинские банки не одиноки. Масштабная волна тщательных проверок прокатилась по многим ранее тихим местам обитания денег. «Правила игры во всех финансовых структурах по всему миру очень сильно изменились. То, что мы видим сегодня, существенно отличается от ситуации, которая была пять лет назад, когда требования банковского комплаенса не были настолько жесткими. Сейчас банки начинают повторно проверять своих клиентов. Такую ситуацию мы уже наблюдаем в США и Швейцарии. В ближайшее время такая тенденция распространится на все европейские страны. Клиенту уже недостаточно просто показать наличие средств, а необходимо обосновать их происхождение: откуда эти средства появились и как они оказались именно у тебя. Таких требований раньше не было», — поясняет вице-президент Blackshield Capital AG Наталья Охмуш.

Иллюстрация: iStock by Getty Images

Ситуация осложняется еще и тем, что страновые риски Украины крайне высоки для зарубежных банков. Даже очень состоятельные граждане нашей страны не всегда могут рассчитывать на теплый прием в западных банках: участились случаи отказа в открытии счета, а для существующих клиентов создают настолько некомфортные условия обслуживания, что это скорее похоже на предложение переместить свои счета в другие юрисдикции. Такие перемены коснулись украинских клиентов в Латвии, Германии, на Кипре.

«Европейские банки, чувствуя напряжение ситуации по финмониторингу и давление со стороны США, предпочитают перестраховаться. Они знают, что часть Украины находится вне контроля правительства, к тому же некоторые граждане Украины внесены в санкционные списки США и ЕС. Разбираться в деталях конфликтов и географических особенностях долго и дорого, а потому не исключаю, что они решили внести в список повышенных рисков страну в целом, что гарантирует отсутствие проблем с регуляторами», — поясняет Невмержицкий.

Вопреки классической модели бизнеса «клиент всегда прав», в случае с нерезидентами уже не клиент выбирает банк для своих активов, а наоборот. «Банки должны ежегодно, а в некоторых случаях ежеквартально делать отчет по своим клиентам. В европейских банках очень большой штат в департаменте комплаенса: это большие расходы. Но штрафы за несоблюдение требований очень велики: вплоть до заморозки лицензии. Банки заинтересованы в том, чтобы сохранить свой бизнес, поэтому из-за одного, пусть даже крупного клиента никто не будет рисковать», — поясняет Оксана Бахаров, управляющий директор Blackshield Exponential Technologies LP.

По ее словам, западные банки принимают у клиентов только те документы, которые можно перепроверить. Как правило, эту информацию нужно подкреплять еще и различными банковскими документами. Есть на Западе и свои базы РЕР. Сегодня «клиент не является единственным источником информации, банки имеют дополнительные источники и базы и используют все доступные легальные инструменты и публичные реестры и базы данных, в том числе и LinkedIn, Worldcheck, Worldcompliance и другие», — соглашается с коллегой Лиана Сова, руководитель Non-Resident Banking Department для клиентов из стран СНГ портала InternationalWealth.

Отдельным серьезным и явно недооцененным источником проблем скоро станет автоматический обмен информацией между разными юрисдикциями. Некоторые эксперты в этой теме настолько радикальны в своих высказываниях, что предрекают скорый конец эпохи банковской тайны в ее классическом понимании. Так, в 2014 году Организация экономического сотрудничества и развития одобрила единый стандарт отчетности CRS (Common Reporting Standard, Единый стандарт отчетности по обмену финансовой и налоговой информацией). Согласно ему страны, которые имплементировали стандарт, а на данный момент их количество превысило 110 (в том числе оффшоры), должны осуществлять ежегодный автоматический обмен информацией о счетах налоговых резидентов юрисдикции, с которой осуществляется обмен. Первый такой обмен произошел в 2017 году.

Украина планирует присоединиться к CRS в 2020 году, и первый обмен данными для нее будет за предыдущий год. То есть 2019-й отводится для внесения изменений в действующее законодательство и обеспечение соответствия утвержденным стандартам безопасности и конфиденциальности данных. Что это означает для ряда украинцев? В случае присоединения Украины к CRS фискальные органы будут получать информацию о зарубежных счетах состоятельных украинцев и их операциях по ним, а также о принадлежащих им оффшорных компаниях и сопоставлять с данными из системы электронного декларирования. Со всеми вытекающими последствиями.

После ознакомления с текущими тенденциями в сфере финансового мониторинга было бы наивно думать, что старые способы ведения бизнеса останутся неизменными. Мир движется в сторону прозрачности бизнеса, и правила игры уже не изменить. Но паниковать не стоит: несмотря на сложность озвученных проблем, справляться с ними вполне возможно. Самое главное сегодня — осознать неизбежность перемен и использовать оставшееся время для более внимательного и детального планирования финансового состояния, инвестиций, налоговой резиденции и личных планов.