СЕМЬЯ. ДЕНЬГИ. БУДУЩЕЕ.

Юрий Зайченко: "Даже смотреть фильмы о Второй мировой войне мама не могла"

 Юрий Зайченко: "Даже смотреть фильмы о Второй мировой войне мама не могла"
Family Office
Маргарита Яковлева (Ормоцадзе)
2018-09-17 18:24:47
2308

В конце сентября - начале октября 2018 года весь мир обратится в сторону украинской столицы, где будут отмечаться траурные даты начала расстрелов в Бабьем Яру. Family Office подготовил серию интервью с людьми, которые спасали евреев в годы Холокоста в Украине, в том числе в Киеве. 

Бабий Яр является одним из мест начала Холокоста. Как ранее рассказывала в интервью Family Office исполнительный директор Мемориального центра Холокоста "Бабий Яр" Яна Баринова, "если бы на территории современной Украины не допустили случившейся трагедии, то возможно эта ситуация не дошла бы до Аушвиц-Биркенау, являющегося сегодня мировым символом Холокоста".

Наш сегодняшний собеседник – академик АН ВШ Украины, математик, профессор Института прикладного системного анализа Национального технического университета "КПИ им. И. Сикорского" Юрий Зайченко

Несколько поколений студентов, ставших высококлассными специалистами в разных странах мира, состоялись благодаря знаниям, заложенным Юрием Петровичем.

В эксклюзивном интервью он рассказал о подвиге своей мамы, Нины Гудковой. Она – Праведница Бабьего Яра и Праведница народов мира. Эту награду вручает Мемориальный центр истории Холокоста "Яд Вашем" и государство Израиль за спасение евреев в годы Холокоста. На медали Праведника народов мира отчеканена фраза из Талмуда: «Тот, кто спасает одну жизнь, спасает мир».

Мы встретились с Юрием Петровичем в День памяти жертв Холокоста на территории Института, где он рассказал нам, какие подвиги совершила его мама в годы Второй мировой войны.

Family Office: Юрий Петрович, пожалуйста, расскажите, кем была Ваша мама?

Ю.З.: Моя мама, Нина Гудкова, до войны окончила техникум и получила квалификацию акушерки. Потом она поступила в медицинский институт на педиатрический факультет. 5,5 лет проучилась на врача, в 1940 году получив диплом педиатра с отличием. Она была врачом от Бога. Сколько я ее помню, к ней постоянно приходили люди просить об излечении и благодарить за спасение жизни и здоровья.

С 1944 года мы жили недалеко от Лабораторного переулка, на углу бывших улиц Ульянова и Боженко. Мама безотказно лечила детей, всех наших родственников, всех наших друзей, всех их она спасала. А история ее подвига во время войны – это уникальная история.

Family Office: Пожалуйста, расскажите о подвиге Вашей мамы.

Ю.З.: После окончания института мама работала врачом в детском садике. Когда немцы прорвали фронт под Киевом, началась массовая эвакуация. Десятки тысяч людей старались выехать из Киева. В этой панике терялись целые семьи, терялись детки. На базе детского сада образовался детский дом, и мою маму как единственного детского врача с высшим образованием пригласили стать его директором. Этот детский дом находился на углу улиц Лабораторной и Предславинской. В подчинении у мамы были медсестры, санитарки, завхоз.

К маме попадали многие дети, разных национальностей, в том числе и еврейские. Всем девочкам мама поменяла документы. Мальчикам, которые все были обрезаны, подмена документов ничего не давала, поэтому их просто прятали. Таких мальчиков было 5 или 6 - от 3 до 7 лет и старше. Все они потерялись во время эвакуации, из-за чего попали в детский дом.

Мама боялась, что кто-то из сотрудников скажет посторонним. Если бы об еврейских детях узнали немцы, расстреляли бы весь персонал. Но, слава Богу, они жили как одна большая семья. Никто и словом не обмолвился, и ей удалось спасти всех этих деток.

Всего она спасла восемь человек.

Отмечу, что немцы во время войны помогали детскому дому, давали даже мясо, и перед отступлением дали детскому дому возможность выехать из Киева. Мама с детьми и медсестрами уехала в Смелу, и вернулись они в Киев уже после освобождения в 1943 году.

Всю жизнь самым важным праздником для мамы был день освобождения Киева, 6 ноября.

Family Office: Как и от кого Вы узнали о том, что Ваша мама спасала детей во время Холокоста?

Ю.З.: Среди спасенных мальчиков был Цезарь Кац. Его семья – двое детей, бабушка и отец - жила на улице Прорезной. Отец ушел на фронт. И бабушка Цезаря жила с ним, его старшим братом и домработницей.

Во время срочной эвакуации они сели в поезд, чтобы уехать из Киева. Поезд остановился в Дарнице и дорога застопорилась. Потому что в Дарнице поезда пропускали и проверяли военные.

Пользуясь промедлением, бабушка отправила свою домработницу и младшего внука Цезаря домой на улицу Прорезную, забрать теплые вещи, которые впопыхах семья не успела взять. Но на следующий день, когда малыш и домработница еще были в Киеве, вошли немцы. Домработница по фамилии Фомина оказалась отрезанной от бабушки, которая вместе со вторым ребенком эвакуировалась.

Немцы сразу повесили объявление с требованием всем евреям собраться на нынешней улице Мельникова. Управдом пришел и к Фоминой, потребовав 29 числа вести еврейского ребенка к Бабьему Яру. Она взяла маленького Цезаря и пошла. По дороге на улице Большой Житомирской поняла, что людей просто ведут на погибель. Она попросила немцев выпустить ее с этим мальчиком в туалет в каком-то дворе на Большой Житомирской. Она спряталась там до темноты, потому вернулась домой.

Как спасти ребенка? Управдом все равно увидит, и мальчика заберут. Тогда она подбросила этого малыша в детский дом с запиской, что его зовут Вася Фомин.

С этим именем - Вася Фомин - Цезарь Кац находился под опекой моей мамы до 1944 года. В 1943 году освободили Киев. А в 1944 году приехала одна семья, которая не имела детей - Василий Иванович Михайловский и его супруга Берта Карловна. Он русский, она – еврейка. Они во время войны ушли из города, прятались в селах. Он ее спас.

После войны Михайловские приехали в детский дом с желанием усыновить ребеночка. Они хотели взять девочку, но когда Цезарь (Василий) увидел их, то бросился к ним. И стал просить забрать его. Они взяли его к себе и дали ему свою фамилию – Михайловский. И стал он Василием Васильевичем Михайловским.

Через некоторое время в Киев приехала бабушка и спросила у Фоминой: «А где Цезарь?». А он, оказывается, в детском доме. Бабушка пришла в детский дом, и там узнала всю эту историю. Но поскольку мальчика уже официально усыновили, он остался у своих приемных родителей.

Через некоторое время, когда Цезарь (Василий) был уже взрослым, его приемная мать встретила мою маму, Нину Гудкову, и сказала ему: «Ты обязан жизнью этому человеку». И он через какое-то время разыскал маму. Она была очень тронута. Они вспомнили все пережитое.

Однажды Василий Васильевич Михайловский пришел ко мне и сказал, что поведал историю о моей маме в обществе Бабьего Яра, и эта организация присвоила маме титул Праведника Бабьего Яра. Потом истории спасения подтвердили и другие люди. Мама к тому моменту уже умерла, но через год в израильском посольстве (это был 1995-й) мне и моей супруге вручили диплом о том, что мама – Праведник народов мира. Обидно, что мама не дожила до этого времени. Но для меня это было колоссальное открытие. Я не знал. Мама совершила такой подвиг, и никому об этом не говорила.

Family Office: Вы поддерживаете контакты со спасенными?

Ю.З.: Да, мы общаемся и с Василием Михайловским, и с другими спасенными.

Family Office: Почему Ваша мама никогда не рассказывала о своем подвиге?

Ю.З.: Я не знаю. Но она столько пережила, что даже смотреть фильмы о Второй мировой войне она не могла.

Я узнал о подвиге только от Василия Михайловского. Также в начале 1990-х в газете "Хрещатик" вышла большая статья, в которой была описана история как Василия, так и этого детского дома.

Family Office: Во время Второй мировой были как позитивные, так и негативные истории. Вы понимаете, почему именно Ваша мама совершила этот высокий поступок? Что такое было заложено в ее семье, что она совершила такой подвиг?

Ю.З.: Она от рождения была очень честным, открытым человеком. Очень любила детей. И когда стал вопрос спасения детей, она, не раздумывая, на это пошла. Ее готовность к самопожертвованию и совершению добра была на первом месте.

После войны она занималась туберкулезом легких, заведуя детским отделением первого туберкулезного диспансера в Киеве. Всю жизнь она занималась детками, больными туберкулезом. Многие друзья нашей семьи познакомились благодаря тому, что мама лечила их детей.

Мама спасла многих людей. Например, мою крестную, тетю Лену, мама спасла от трудовой депортации в Германию. Я родился в 1942 году, в оккупированном Киеве, на территории этого детского дома. Меня крестили в Троицкой церкви. Потом мою крестную Елену немцы хотели забрать в Германию на работу. Но моя мама дала ей бумагу, что у Елены открытая форма туберкулеза. Это спасло ее от насильственной депортации в Германию.

Интервью опубликовано при поддержке проекта "Слово Праведника"