СЕМЬЯ. ДЕНЬГИ. БУДУЩЕЕ.

Наташа Горбаль: "Как у иудеев, так и у мусульман брачный договор – это must have"

Маргарита Яковлева (Ормоцадзе)
2018-06-20 09:49:57
181

Наталия Горбаль – успешный адвокат, специалист в области семейного и корпоративного права, автор бестселлера «Must have сезона, или Новый взгляд на брачный договор». Являясь партнером Адвокатской компании «Золотая Середина», Наталия принимает активное участие в общественной жизни, являясь главным лоббистом принятия в украинском обществе традиции брачного договора. Благодаря её книге и активным публикациям, в том числе блогу на портале Обозреватель, Наталия Горбаль популяризирует вопросы высокой культуры семейных отношений.  

В Украине с начала 2004 года действует Семейный Кодекс, в котором теме брачного договора посвящена целая глава. С помощью брачного договора  будущие или уже состоявшиеся супруги могут урегулировать имущественные отношения между собой как супругами, а также свои имущественные права и обязанности  как родителей. Годами украинцы относились к возможности заключить брачный договор с предубеждением, но в последнее время ситуация начала меняться,  и, не в последнюю очередь, благодаря деятельности Наталии Горбаль. Шеф-редактор Family Office Маргарита Яковлева и шеф-редактор Простоправо, практикующий юрист Екатерина Гутгарц, во время интервью с Натальей Горбаль узнали, как улучшается восприятие важности брачного договора в украинском обществе, и есть ли в брачном договоре место для любви. 

Маргарита Яковлева: Наталия, для начала пару о слов о том, как все начиналось. Почему Вы решили заняться именно темой брачного договора? У нас в Украине Вы фактически выступаете ее лоббистом.

Наталия Горбаль: На самом деле все очень просто. Меня эта тема заинтересовала еще со студенческой скамьи. Такого отдельного предмета у студентов-юристов нет. У нас было всего пару лекций на тему брачного договора в курсе «Семейное право».  Тогда большинство профессоров у нас были больше теоретиками, нежели практиками. Сейчас, по словам студентов, с которыми я общаюсь, ситуация в корне меняется, и я считаю, это правильно. Но тогда меня эта тема заинтересовала, с точки зрения: а как это применимо в жизни? Мы все смотрели голливудские фильмы: для них брачный договор – это как зубы почистить. Я начала анализировать, то что я видела на экране, читать литературу на эту тему. В какой-то момент я поняла, что брачный договор является отличным инструментом разрешения различных вопросов в семейной жизни. Постепенно, собирая информацию по крупицам, изучая различные аспекты семейной жизни, я и насобирала материал на книгу.

М.Я.: Вы помните своего первого клиента, который обратился к Вам с вопросом о брачном договоре? Когда это было?

Н.Г.: Да, клиента отлично помню. Первый мой брачный договор был составлен в период 2004-2005 г.г. Точнее не скажу, но помню, что тогда уже вступил в силу новый Семейный Кодекс, т.е. это было после 1 января 2004 года. Хотя брачный договор упоминался и в старом Кодексе законов о браке и семье, но тогда это была одна статья и на практике она редко применялась. Тогда у меня была клиентка, с которой мы сотрудничали с 2001 года и вели длительные судебные процессы о взыскании задолженности в интересах ее компании. Когда адвокат так долго работает с клиентом, их взаимосвязь адвокат-клиент перерастает в более дружеские и тесные отношения. Она поделилась со мной, уже, скорее, как с подругой, тем, что решила уйти от своего мужа. При этом, она понимала, сколько за ее спиной имущества. Прекрасно понимала это и я, как доверенное лицо ее компании. Это и был первый, составленный мною брачный договор. На удивление, ее муж со всем согласился. Как я понимаю сейчас, такое отношение мужчины - это редкость, особенно в ситуации, когда женщина является инициатором заключения брачного договора и инициатором развода. Тот договор был достаточно простеньким. У него было свое целевое назначение: раздел совместно нажитого имущества и определение режима собственности на то или иное имущество.

М.Я.: В нашем обществе существует некое предубеждение против брачного договора. Многие считают, что так мы смешиваем «божье» и «кесарево», поскольку брак и любовь, и семья – это одна история, а брачный договор – это нечто совсем иное. Но правильно ли я понимаю, что среди людей религиозных, независимо от вероисповедания, более цивилизованное отношение к брачному договору? Ведь корни идут из религиозных традиций?

Н.Г.: Да, Вы все верно понимаете. Не берусь утверждать, откуда идут корни, но знаю, что как у иудеев, так и у мусульман брачный договор – это must have. В Израиле невозможно заключить брак, не поставив подписи на брачном договоре. Причем муж берет на себя обязательство содержать жену всю оставшуюся жизнь. Я считаю, что любовь и финансовая сторона взаимоотношений – это два параллельных процесса. Любовью вы квитанции за коммунальные услуги не оплатите. Как бы вы ни любили своего партнера, а он ни любил вас, если не договориться о том, как строится семейный бюджет, кто будет ответственен за финансовое обеспечение семьи, ничего хорошего из таких отношений не получится. Только само предложение заключить брачный договор играет роль своеобразной лакмусовой бумажки отношений. Если человек действительно любит, он любит несмотря на наличие договоров. И если он видит, что партнер хочет заключить брачный договор и честно об этом заявляет, это достойно уважения. Не нужно манипулировать эмоцией любви. Иначе возникает вопрос: любит ли он меня, или мои деньги?

В моей практике был один очень показательный пример. Женщина собиралась выйти замуж за мужчину, который на тот момент был безработным. Он потерял работу в кризис. Она же действительно его любила, хотела создать с ним семью. Уйдя из своей первой семьи, он оставил квартиру жене. На самом деле, он и не мог на нее претендовать, т.к. его первая жена получила эту квартиру в наследство от своей бабушки.  Поэтому он быстро перевез свои вещи к новой возлюбленной. А еще через какое-то время завел с ней разговор о возможном расширении жилплощади. Ведь и у него был ребенок от первого брака, и у нее тоже, а в будущем могли появиться еще дети. Эта женщина согласилась. Поскольку мужчина был на тот момент безработным, естественно кредит на покупку нового жилья должна была брать она. Но буквально накануне подписания договора задатка (который тоже должна была вносить женщина), она решила проконсультироваться со своей подругой – нотариусом. Хорошо, что та поспешила отговорить свою подругу от этого шага и посоветовала ей сначала заключить брачный договор, а уже потом вносить задаток! Набравшись храбрости, эта женщина предложила своему мужу заключить брачный договор, в ответ на это он обвинил ее чуть ли не во всех смертных грехах. Оказалось, что все просто. Муж заранее предполагал, что в правоустанавливающих документах на квартиру будет стоять и его, и ее имя, т.е. будет определена долевая собственность. Таким нехитрым способом он хотел обеспечить будущее своей дочери, оставив ей свою долю в этой квартире в наследство по завещанию. При этом, он явно не подумал, как потом будут делить эту квартиру наследники, если с его женой что-то случится раньше. Поэтому нужно любить и дорожить друг другом, но при этом не забывать о финансах. 

Екатерина Гутгарц: Насколько брачный договор становится популярным сегодня? Сейчас к Вам стали больше обращаться с просьбой составить такой договор?

Н.Г.: Однозначно, да. Я бы сказала, тенденция идет по нарастающей. После выхода моей книги всем стало интересно, что же такое брачный договор на самом деле. Люди стали понимать, что их прежнее представление о том, что брачный договор – это про то, как обобрать, обмануть и оставить ни с чем, является ошибочным.  А после того, как я на всех своих публичных выступлениях рассказывала о том, что мной было определено 4 цели заключения брачного договора (1) определение собственников на конкретное имущество в случае расторжения брака;2) защита имущества от кредиторов; 3)определение «дорожной карты» семьи; 4) финализация имущественных отношений – примечание редакции), многие захотели «пощупать», «попробовать на вкус» брачный договор, начали «примерять» его на себя. Кто-то понял, что это отличный способ спасти имущество от кредиторов. Действительно, стало больше обращений. Сначала просто на консультацию, потом и количество обращений для подготовки проектов начало увеличиваться. Некоторые из проектов так и не были подписаны, но их было единицы. В основном, пары стараются заказывать у меня договор, преследуя цель №3, с условным названием «дорожная карта семьи». Этот договор самый объемный.  В таком договоре можно предусмотреть многие вопросы, начиная от изменения режима собственности с законного на договорной, заканчивая формированием семейного бюджета, расходов, создания резервного фонда и так далее. Тут фантазия ничем не ограничена, главное -  остаться в рамках закона. Сегодня у меня в производстве находится сразу 3 брачных договора. Это девушки, которые пришли ко мне в течение недели после моего выступления в качестве спикера на одном из проектов. Все три - невесты, которые хотят сознательно вступать в брак. И меня это радует.

М.Я.: Если посмотреть голливудские фильмы или почитать зарубежную литературу, то там можно встретить такие условия: например, жена обязуется родить мужу столько-то детей? У нас тоже возможно прописать такое условие?

Н.Г.: Ключевое слово в вашем вопросе: «голливудские фильмы». Все эти фильмы снимаются за океаном и, соответственно, при написании сценарии используются непреложные истины американского законодательства. Там такое условие возможно. У нас же брачным договором можно урегулировать  только имущественные отношения, не личные. Недавно во время прямого эфира на одном из каналов меня спросили, можно ли предусмотреть в договоре, что одну неделю женщина должна красить ногти в зеленый цвет, а другую – в красный? Нет, нельзя. У нас брачный договор – это только про то, что можно оценить, посчитать, определить.

М.Я.: А если оба согласны включить условие про ногти в договор?

Н.Г.: Договор в этой части будет недействительным.

М.Я.: Это согласно украинскому законодательству. Но многие, я думаю, в том числе и Ваши клиенты, являются гражданами других стран,  резидентами западных юрисдикций, имеют там имущество. Что происходит в таком случае?

Н.Г.: В таком случае нужно решить, какому материальному праву будет подчинен такой брачный договор. У меня в практике случай. Клиентка выходила замуж за гражданина Франции и перед заключением брака ей вручили договор, который  нужно было подписать. Прочитав мою книгу, она заинтересовалась, где же в этом договоре предусмотрены ее права. Не найдя этих положений, позвонила мне. А дело в том, что в других странах часто есть некий шаблон договора. Если будущие супруги решают определить режим собственности как «все пополам», им выдают один шаблон, если они хотят оставить все приобретенное до брака, но переданное в пользование обоими супругами в браке, имущество в личной собственности – другой шаблон. К тому же, в Европе и в Америке есть такое понятие как общий счет супругов, что для нашей банковской системы, к сожалению, это пока «terra incognita». Поэтому, если будущие супруги захотят, в том числе, решить вопрос относительно банковских счетов, им дадут третий шаблон брачного договора. Моя же клиентка хотела предусмотреть в договоре обязанность мужа содержать ее, в случае расторжения брака. В том шаблоне такого условия не было. Но все дело в том, что вступая в брак, женщина имеет право слова! Ее же не в рабство, в конце концов, забирают. Она вполне может высказать свое желание подчинить брачный договор, например, украинскому материальному праву. И исходя из моей практики, будущие мужья иностранцы на это соглашаются.

Еще был случай с подругой, которая собиралась замуж за гражданина ЮАР. У нее тоже был договор-шаблон, но в него, как оказалось, можно было внести свои изменения. Я подсказала ей добавить условие о том, кто будет отвечать по долгам, образовавшимся в браке, и подчинить договор украинскому законодательству. В результате, все получилось.

М.Я.: А можно ли с помощью брачного договора защитить права еще не рожденных детей? Возможно прописать такие условия в договоре?

Н.Г.: Этот вопрос решаемый, но необходимы четкие юридические конструкции. Я столкнулась с такой ситуацией. Ко мне обратился один высокопоставленный чиновник с просьбой составить договор, который бы мог защитить права его дочери, как будущей матери, хотя она еще не была даже замужем, но уже жила с молодым человеком в так называемом «гражданском браке». Я занялась этим вопросом и нашла решение. Знаете, адвокат развивается в зависимости от того, какие поступают запросы. Если запросы одни и те же, адвокат начинает и сам работать «по шаблону». Решение же данного вопроса оказалось комплексным. С одной стороны, нашим законодательством разрешено урегулировать права супругов как родителей брачным договором. С другой стороны, брачный договор всегда подвержен риску оказаться предметом рассмотрения в суде, скажем, кто-то из сторон решит признать такой договор недействительным. И может получиться так,  что суд какой-либо инстанции решит, что то или иное положение брачного договора является недействительным, а может и весь договор в целом, а может один из супругов возьмется доказывать, что его заставили подписать брачный договор под давлением. В конечном итоге все это может привести к тому, что брачный договор перестанет существовать, а значит права детей этим договором уже не  будут защищены. Поэтому я всегда советую клиентам заключать отдельный договор об участии в воспитании и содержании ребенка. Если эти дети еще не рождены, это будет договор с отлагательным условием. Под отлагательным условием подразумевается рождение ребенка. 

М.Я.: Можно ли составить подобный договор, если у людей «гражданский брак»? Или у мужчины есть дети в разных семьях?

Н.Г.: Можно. В отличие от брачного договора, который можно заключить только между законными супругами, или людьми, которые собираются вступить в брак, договор об участии в воспитании и содержании детей можно заключить независимо от того, состоят ли родители в браке между собой. Ведь сторонами этого договора являются родители, а родителями они остаются независимо от того, с кем, когда и сколько раз состояли в браке.

М.Я.: Что может предусматривать такой договор? Какая может быть «начинка»?

Н.Г.: Название говорит само за себя. Как правило, первый блок положений договора – это то, как родители будут воспитывать своего ребенка, в том числе образование: садик, школа. Второй блок – это финансы, как родители будут содержать ребенка. Можно предусмотреть формирование резервного фонда для ребенка, кто и сколько должен в него внести. К сожалению, нашим законодательством никак не урегулирован вопрос с трастовыми фондами, которые так распространены на западе, но можно найти другие юридические механизмы.

Е.Г.: Могут возникнуть проблемы с исполнением такого договора? В особенности, в части неимущественных прав? Что если второй родитель все же передумает  отдавать ребенка в тот сад или школу?

Н.Г. Я своим клиентам вообще не рекомендую указывать конкретное учебное заведение. Ведь за годы взросления может многое случиться, садик или школа, в конце концов, могут просто закрыться. Поэтому, если есть желание, можно указать какое-то направление образования ребенка. И то, с оговоркой, что если ребенок вырастет и проявит себя в чем-то другом, не захочет выполнять волю родителей, последнее слово остается за ребенком. Родь родителей в таком договоре – это обеспечить финансовую возможность получения образования в том или ином учебном заведении.

Е.Г.: Бывали ли в Вашей практике случаи, когда брачный договор признавался судом недействительным?

Н.Г.: В моей практике такого ни разу не было. Даже попыток никто не предпринимал, при том, что первый брачный договор был мной составлен очень давно.

М.Я.: Как мы уже говорили, брачный договор может быть основан на религиозной традиции: иудейской, мусульманской. Не обращались ли к Вам с просьбой соединить нормы права и религии в одном договоре?

Н.Г.: Нет. Насколько я знаю, в договор, основанный на религиозной традиции, как правило, нельзя что-то внести свое. 

М.Я.: А можно ли  иметь брачный договор, основанный на религиозной традиции, например, иудейской, и в дополнение к нему – нотариально заверенный договор, заключенный по украинскому законодательству?

Н.Г.: Да, но желательно, чтобы эти два договора не конкурировали между собой. Ведь, в Израиле брачный договор, ктуба – это, по своей сути, односторонний акт, если мы говорим о традициях, хотя в том же Израиле можно заключить и обычный брачный договор, двусторонний. Если же стороны хотят заключить договор по украинскому законодательству, но не сказали адвокату о том, что есть еще какой-то брачный договор, заключенный по законодательству или традициям другой страны, то это уже будет зона ответственности клиента.

М.Я.: А что произойдет в таком случае?

Н.Г.: Сложно сказать, что будет, если возникнет спор между супругами, например, о содержании одного из них после расторжения брака, или выплаты компенсации при расторжении брака, а условия двух договоров будут между собой не согласованы. 

М.Я.: Кто больше проявляет интерес к брачному договору – мужчины или женщины?

Н.Г.: Ранее инициаторами чаще выступали мужчины. Но после финансовых кризисов ситуация несколько изменилась. Сейчас инициаторами выступают те, кому есть что терять: а это и мужчины, и женщины.

Е.Г.: Часто ли прибегают к брачному договору с целью спасти имущество семьи от кредиторов?

Н.Г. Я бы сказала: редко, но метко. Чаще это связано с кредитами в банке. Когда люди понимают, что они не смогут погасить кредит и, прочитав мою книгу, приходят ко мне советоваться, что можно предпринять в этой ситуации. Расскажу на примере. Мужчина занимался строительным бизнесом. Но в 2008 году, как вы помните, все рухнуло. А он ранее взял кредит под развитие бизнеса - строительство коттеджного городка. При этом он вспоминает, что некогда «подарил» супруге земельный участок. Титульным собственником значилась она, тем не менее, земля эта считалась общим совместное имущество, поскольку была приобретена в браке. Для того, чтобы кредиторы не смогли, так или иначе, обратить взыскание на долю супруга в общем имуществе, нужно было передать это имущество в личную собственность супруги. Но этого было мало. Следовало также урегулировать между супругами вопросы ответственности по образованным в браке долгам, поскольку, если не решить этот вопрос, то кредитор всегда имеет возможность привлечь второго супруга, в данном случае, супругу, как солидарного должника по кредиту. Правда, кредиторам нужно будет доказать, что средства, полученные в кредит, потрачены в интересах семьи. Несмотря на то, что супруг брал кредит на развитие своего бизнеса, а не для нужд семьи напрямую, этот мужчина решил перестраховаться. Поэтому в договор было внесено условие еще и о долгах:  все долги супруга, образованные им в период брака, и те, по которым он выступает поручителем, являются его личной зоной ответственности, супруга к ним отношения не имеет.

Е.Г.: Не будет ли такой брачный договор противоречить законодательству?

Н.Г.: Нет. Это право супругов договориться в отношении своего имущества, как они хотят. Временными рамками они также законом не ограничены. Брачный договор можно заключить в любой момент брака.

М.Я.: Но такой договор нельзя заключить задним числом?

Н.Г.: Нет, ведь договор удостоверяется нотариально.  Хотя в 2015 году был случай с погоревшим на взятке бывшим прокурором одного из районов. Тогда он неожиданно развелся, буквально за один день, и также неожиданно в реестре всплыл брачный договор, заключенный задним числом. Было открыто уголовное производство по этому факту. Чем закончилось, я не знаю, но сам факт имел место быть. Ни для кого не секрет, что на рынке много «черных» нотариусов. Поэтому не берусь говорить, что это невозможно, но точно - незаконно.

Е.Г. Можете немного рассказать о судебной практике последних лет в отношении имущественных отношений супругов?

Н.Г. Довольно часто суды высших инстанций принимали решения по принципу «кто во что горазд». Для меня всегда было удивлением, находить в реестре судебные решения, которые противоречат друг другу. В частности, Высший специализированный суд по гражданским и уголовным делам, который уже канул в лету, часто принимал противоречащие друг другу решения. Тогда люди обращались в четвертую инстанцию (она же вторая кассационная) и просили Верховный Суд Украины пересмотреть дело, так как были два взаимоисключающих решения ВССУ по аналогичным делам. Сейчас новый Верховный Суд пытается привести всю судебную практику, в том числе и по семейным делам, к единому знаменателю. И это хорошо.  Например, раньше при разделе неделимого имущества довольно часто судами не учитывались требования закона об обязательном  внесении на депозитный счет суда суммы, подлежащей выплате второй стороне за прекращение ее права собственности, по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством. Принималось решение: отдать имущество одному, а второму, чье право собственности прекратилось по решению суда, выплатить компенсацию. Но при отсутствии депозитный суммы судебное решение может так и остаться декларативным, а не реальным, по отношению к тому, кто должен получить денежную компенсацию.  Сейчас же, требования о депозитной сумме не остается без внимания служителей Фемиды, что может только радовать. И только в том случае, если сторона, предъявляющая требования прекратить право собственности второго супруга в неделимом имуществе, не выполняет требования закона о внесении депозитной суммы, суд, разрешая спор между супругами, определяет в таком имуществе идеальные доли. Хотя в этом случае, такие супруги, по большому счету, будут, что называется, «связаны одной цепью». 

Е.Г.: А что с корпоративными правами? Ответ на вопрос, что является объектом общей совместной собственности супругов,  а что собственностью самого юридического лица, ранее был неоднозначным. В 2012 году Конституционный Суд при толковании статьи 61 Семейного Кодекса указал, что даже имущество частного предприятия или индивидуального предпринимателя является объектом  общей совместной собственности и соответственно подлежит разделу между супругами. Как такие споры разрешаются сейчас?

Н.Г.: Я бы не стала говорить о разделе корпоративных прав. Скорее о разделе долей в уставном капитале общества, или акций акционерного общества. Корпоративные права включают в себя право на управление, получение прибыли и .т.д. Они не могут быть разделены, делятся только доли в уставном капитале предприятия. После того, как один из супругов внес деньги в уставный фонд, деньги перестали быть его, это стало собственностью предприятия. Второй супруг не имеет уже к ним никакого отношения. Часто женщины в пылу страстей угрожают мужу, что отберут бизнес. Но, прежде, чем бросаться такими фразами, стоило бы проконсультироваться со специалистом. Можно требовать только раздела прибыли или компенсации половины внесенных денег в уставный фонд, и то, в том случае, если женщина докажет, что уставный капитал был сформирован за счет общих средств семьи. Например, очень условно, для наглядности, у супругов есть договоренность о том, что в семье есть некий денежный фонд - резервный, семейный бюджет, и хранится в шкатулке. Если муж взял из этого фонда 1000 единиц и оплатил свою долю в уставном капитале предприятия, то жена может требовать вернуть ей 500 единиц из этих денег при разделе имущества.

М.Я.: Если в предприятии идет процесс реинвестирования прибыли, и в этот момент у одного из участников идет бракоразводный процесс. Может ли второй супруг наложить арест или запрет на реинвестирование прибыли или еще как-то вмешаться в этот процесс?

Н.Г.: Теоретически может. Но для этого необходимо быть знакомым с внутренним положением вещей в предприятии. Однако брачным договором невозможно обязать второго супруга предоставлять отчет о деятельности своего предприятия. Это уже неимущественные отношения. Кроме прочего, это будет нарушать и вопросы конфиденциальности предприятия.

М.Я.: А как же второй из супругов проверит, что супруг откладывает, например, половину дохода на ребенка, как это предусмотрено договором между родителями, если он не может иметь отчет о его финансовых делах?

Н.Г.: Даже, если в договоре, предположим, и будет прописано условие о предоставлении финотчетов, это не будет являться гарантией того, что нерадивый супруг будет выполнять обязательства по выплате необходимых средств. В этом случае важны четкие суммы и сроки выплат, а не привязка к источнику доходу. Если вы для оплаты обучения ребенка формируете, скажем, некий резервный фонд, то, прописывая порядок формирования такого фонда, следует, прежде всего, четко указывать сумму, подлежащую оплате каждым из родителей или одним из них. В противном случае такое условие будет «мертвым». Например, жена знает, что муж ежеквартально получает дивиденды или другие доходы, но для того, чтобы была возможность взыскания с него этих средств в принудительном порядке, ей нужны не отчеты, а указание в договоре четкой суммы, сроки ее внесения и штрафные санкции за просрочку. Тогда суд, в случае возникновения спора, будет имеет возможность постановить решение о взыскании. Если даже муж будет говорить, что не получал дивиденды, в судебном порядке можно затребовать такую информацию.

М.Я.: Наверное, способность заключить брачный договор показывает уровень культуры людей. Это тест на доверие в отношениях…

Н.Г.: Недавно я готовила брачный договор. Супруги прожили вместе 23 года. Но глава семейства решил завести себе параллельную семью, а жена, как это обычно бывает, узнала обо всем последней. Тем не менее, они заключали брачный договор уже перед прекращением брака, которым урегулировали все спорные вопросы, в том числе, и вопросы содержания супруги. Иногда жизненные обстоятельства бывают сильнее культуры и воспитания.  Культура – это когда люди заключают брачный договор при вступлении в брак, договариваясь на берегу. 

А кроме этого, брачный договор – хороший инструмент, чтобы спасти брак. Расскажу на примере. Классическая ситуация – муж завел роман с секретаршей. Та спит и видит, когда он уйдет от жены, а она переедет к нему, в его дом. Жена об этом узнала и предложила ему заключить брачный договор. Ведь у него бизнес, долги, а она не работает (по его же настоянию), никакой защищенности у нее нет…Она не стала говорить, что знает про любовницу. Призналась в этом уже только перед заключением брачного договора. Когда муж сказал «невесте» о брачном договоре, и о том, что дом он оставил жене, секретарша решила искать счастье с другим. В результате брак был сохранен. А что было бы, если бы жена промолчала?..

Е.Г.:  Собираетесь ли Вы еще что-то написать?

Н.Г.: Уже пишу. Две главы моей новой книги уже у редактора. Рабочее название: «Must have сезона, или Азбука для взрослых». Надеюсь, уже в этом году книга попадет в руки к читателям.  Но эта книга не о брачном договоре, и вообще не о договорах, как таковых. Она, скорее, о семейной жизни, о тех, трудностях, которые, рано или поздно, настигают любую семью, о базовых принципах построения отношений между супругами и проверочных листах самому себе при совершение важных шагов в жизни, о взаимоотношениях родителей и детей… Также я пишу пьесу, она называется  «Двойная жизнь». Планирую в этом году ее поставить на сцене.

Е.Г.: Удачи Вам!