пт
  • 7
  • сб
  • 8
  • вс
  • 9
  • пн
  • 10
  • вт
  • 11
  • ср
  • 12
  • чт
  • 13
  • пт
  • 14
  • сб
  • 15
  • вс
  • 16
  • пн
  • 17
  • вт
  • 18
  • ср
  • 19
  • чт
  • 20
  • пт
  • 21
  • сб
  • 22
  • вс
  • 23
  • пн
  • 24
  • вт
  • 25
  • ср
  • 26
  • чт
  • 27
  • пт
  • 28
  • сб
  • 29
  • вс
  • 30
  • пн
  • 31
  • вт
  • 1
  • ср
  • 2
  • чт
  • 3
  • пт
  • 4
  • сб
  • 5
  • вс
  • 6
  • пн
  • 7
  • Раду Поклитару: проснутся ли спящие красавцы?

    Раду Поклитару: проснутся ли спящие красавцы?
    Фото: Anna Scheidemann
    17 мая 2019 12:30
    1051

    Его становление прошло в разных регионах тогда еще огромной страны, считавшей себя счастливой: родился в Кишиневе, учился в Перми, работал в Беларуси, Молдове, а также в Великобритании. Но только в Украине ему предложили создать собственный театр танца. «Киев Модерн-балет» официально открылся 25 октября 2006 года и сразу же порадовал зрителей постановкой «Кармен. TV» в двух действиях. За короткое время удалось создать обширный и уникальный репертуар, что мгновенно сделало «Киев Модерн-балет» одним из ведущих театров современной хореографии. Лучшими постановками коллектива до сих пор считаются балеты «Щелкунчик», «Дождь», куда вошел знаменитый номер «Колыбельная», «Болеро», «Лебединое озеро», "Жизель" и др. Работы театрального коллектива неоднократно отмечались национальной премией «Киевская пектораль», а гастроли театра с успехом проходили во многих странах Европы и Азии. Знакомство с неординарной личностью легендарного хореографа и одного из самых строгих членов жюри шоу "Танцы со звездами" и "Танцуют все" читателям Family Office подарил наш постоянный автор Александр Рудяченко.


    У Раду Поклитару собственного кабинета нет. Зачем? В помещении Киевского театра оперы и балета для детей и юношества на Подоле в одном помещении на первом этаже аккумулированы необходимые службы. Здесь все на расстоянии вытянутой руки, одного взгляда. Это, “Киев Модерн-балет”, детка. Из-за стола в правом углу его художественный руководитель и постановщик коротко улыбается:

    - Сейчас сверну окна, и мы найдем тихое место для интервью.

    Богема 2010-х годов – не чета “Богеме” Джакомо Пуччини. Она легка на подъем, да и выглядит casual: растянутый крупной вязки свитер, джинсы, босоножки, на боку – сумка-планшет. Хлопают входные двери здания по улице Межигорская, 2. Стремительная походка, уверенный шаг – такие люди, как Раду, точно знают, что они делают и куда движутся.

    - Вот и весна, – на ходу начинает разговор хореограф.

    - Да, теперь в году осталось два сезона – осень и лето… – продолжаю мысль я.

    - Это – возраст. Так летит время.

    - Вы тоже замечаете? – я даже останавливаюсь.

    - Да, я далеко не молодой человек.

    …В одном из ближайших заведений тихо. Приятный после яркого солнца полумрак. Из глубины зала нарисовалась официантка с двумя меню:

    - Здравствуйте. Чего желаете?

    - “Американо” с молоком, – объявляю я.

    - Хорошей погоды, денег и курс доллара по двадцать, – заказывает Раду Поклитару.

    Все смеются, а основатель и главный балетмейстер “Киев Модерн-балет”, не открывая меню, признается:

    - Какой-то слабый я сегодня себе завтрак приготовил. Есть ли у вас суп, готовый, куриный? Вот его-то мне и дайте – только без картошки.

    Богема… Официантка исчезает.

    Кулиса улетает вверх, собственно интервью, господа.

    - В этом году “Спящей красавице” исполняется 130 лет, балет сей по мотивам сказки Шарля Перро Петр Ильич Чайковский написал в 1889 году. Какого возраста ваша дама?

    - Учитывая тот факт, что мой спектакль про слепую любовь, про взрослую любовь, не забывая, что я – законопослушный режиссер, будем считать, восемнадцать плюс.

    - Неужели сама история рождения этого персонажа не повлияла на вашу героиню?

    - В смысле?

    - Вторая дата. В этом году исполнилось 190 лет, как на либретто Эжена Скриба французский композитор Фердинан Герольд сочинил балет с таким же названием (буквально: “Красавица в спящем лесу” – La Belle au bois dormant). Премьера состоялась на сцене Парижской оперы 27 апреля 1829 года в постановке балетмейстера Жана-Пьера Омера с участием великой Марии Тальони.

    - Все правильно. Это первоначальное название и до сих пор во Франции название балета “Спящая красавица” звучит как La Belle au bois dormant. От этого спектакля я уже отошел достаточно далеко – пролетел уже год. Откуда такой интерес?

    - Во-первых, вчера при овациях прошел еще один показ, во-вторых, как это делается, в-третьих, насколько за год “Спящая…” повзрослела.

    - Неожиданный ракурс.

    - Скажите, Раду, хотя бы смутные воспоминания о начале начал остались?

    - Да. Отправной точкой для создания спектакля послужил факт: я нашел литературный первоисточник, написанный Джамбаттиста Базиле. Хореографическими аналогами я особенно не интересуюсь, я сам хореограф, но литературный первоисточник для меня был крайне важен.

    - Да, я знаю, что оригинальную сказку о Спящей красавице придумал и записал этот поэт и граф. И опубликовал ее под псевдонимом Джан Алесио Аббаттутис весной 1634 года в Неаполе. Кроме “Спящей красавицы” в сборник “Сказка сказок, или Забава для малых ребят” вошли еще две новеллы, будущие “Золушка” и “Кот в сапогах”.

    - Оригинал кардинально отличается от литературного канона Шарля Перро, что лег в основу спектакля Мариуса Петипа. То была академическая “Спящая красавица”. Интересно, что балет Петипа – это наиболее сохранившийся спектакль с точки зрения хореографии и режиссуры. В Мариинском театре даже предпринимались тщательные архивные реконструкции, чтобы понять, как на самом деле, в оригинале, выглядела классическая редакция, чтобы сделать точную копию.

    - Как вы полагаете, почему эта сказка 385 лет волнует мир? Она - миф?

    - О всем мире говорить не стану, моя “Спящая…” – это “Спящая…” сеньора Базиле, а не мсье Петипа.

    - Прекрасно, тогда, может быть, скажете, как зовут вашу героиню?

    - Талия, конечно. Хотя у меня ее зовут… Аврора. (Оба смеемся.) У меня ее зовут Аврора, ибо я не считаю, что имя героини балета очень много значит. Мне бы хотелось, чтобы героев называли так же, как персонажей балетной версии. Хотя это совершенно другая история.

    - В вашей редакции у героини нет рожденных во сне детей-близнецов – сына Солнце и дочери Луна (соответственно: День и Заря - у Перро)?

    (Появился долгожданный суп).

    - Спасибо… Можно, я буду есть и говорить? Дело в том, что как человек и режиссер я не очень виртуозно владею общением с живыми детьми. Да, периодически я ввожу их на спектакли, но не скажу, что это сильная сторона моего ремесла. Поэтому, когда в очередной раз я увидел, что ко мне с невероятной скоростью приближается малышня в виде живых детей “Спящей красавицы”, я понял, что, вряд ли, хочу так усложнять репетиционный процесс, гастрольный график и все остальное. По этой причине у меня работают куклы.

    Спящая красавица. Король Флорестан - Андрей Чаплик, Королева Клеманс - Ксения Якушенко. Фото: Сергей Ефанов

    - Куклы?! “Киев Модерн-балет” станет еще и кукольным театром?

    - Нет, конечно… Настоящие планшетные куклы, тогда как в первом отделении маленькая Аврора - маленькая девочка, но во втором акте у меня нет двойни - Солнца и Луны: это большая роскошь.

    - Почему?

    - Для каждой планшетной куклы нужны два кукловода. А учитывая, что артистов в труппе “Киев Модерн-балета”всего 22 человека, четыре человека не могут заниматься только куклами. Так у моей “Спящей…” родился прекрасный мальчик.

    - Как его зовут?

    - Его никак не зовут по сценарию… Но артисты всегда и всё назовут, как только оно появляется на сцене… В либретто у персонажа нет имени, но в зале мы его называем Чаки (я, признаюсь, промолчал об американском фильме 2013 года в жанре слэшер. - А.Р.). Почему – понятия не имею (смеется). Совершенно не французское имя, но Чаки.

    - Каждый балетмейстер, делавший новую редакцию “Спящей красавицы”, создавал новый вариант партитуры. Как было в вашем случае?

    - Оригинальная партитура Петра Ильича Чайковского - это гениальная музыка. Три с половиной часа звучания! Теперь никто не выдержит столько смотреть, не говоря о том, чтобы танцевать. Поэтому в первую очередь я сделал свою версию партитуры. Максимально бережно, с любовью. Поверьте, было больно отказываться от того или иного музыкального фрагмента - музыка гениальная вся. Но надо понимать: современный ритм жизни, темп жизни нашего зрителя не позволяет высидеть целый вечер в театре, как в добрые дореволюционные времена, в отдельной ложе, с самоваром, наливочками, разговорами, с выходом балерины.

    - Что нужно современному зрителю?

    - Нужно приехать, сесть и смотреть. При этом наша “Спящая…” – самый длинный спектакля, который я когда-либо ставил: два акта по пятьдесят минут. Это для меня мега-грандиозная длительность.

    Спящая красавица. Принцесса Аврора - Екатерина Глоба. Фото: Сергей Ефанов

    - С чего у балетмейстера начинается работа - с неожиданного вопроса или смелого ответа?

    - С того, что я должен понять: есть ли у меня что-то новое сказать на избранную тему или нет. Это главное. Потому что делать очередную версию, повторяя предшественников, смысла нет. Я – сам автор, мне интересно высказываться самому.

    - Делать что-то вопреки какой-то, скажем, классической версии?

    - Это тоже сомнительная мотивация. Лично я вчитываюсь в историю, затем вдумываюсь в историю и, если понимаю, что мне есть что сказать – берусь за дело. И – придумываю: какой фабулой я могу донести Идею до зрителя максимально точно. Выбрав произведение, следует ответить на вопрос: можешь ли ты быть современным и актуальным, пересказывая литературный первоисточник?

    - Не так давно я говорил с примой Национальной оперы Украины Анжелиной Швачкой…

    - Я знаю. Мы в один год (март 2016 года. - А.Р.) получали Шевченковскую премию….

    - … говорили о вечных образах, как ее Кармен, как ваша Спящая красавица, как Гамлет или Одиссей. И пришли к мысли, что это - некие культурологические шаблоны, которые с тайной периодичностью пульсируют новыми смыслами. Именно современник наполняет их современностью. В случае со "Спящей красавицей" это так?

    - Да, приходит автор, который нашел, что сказать новое, вливая новую кровь и вдыхая новую жизнь в канонические образы.

    - Почему так?

    - Я слабо представляю балет на темы современности. В любом случае действие переносится в какое-то время, вполне узнаваемое, например, 50-е двадцатого века или в некую фантазийную эпоху… (Задумывается.) Сейчас я пытаюсь проанализировать, как было у меня. Перенести действие, например, в 2019 год, когда на дворе 2019-й, я никогда не пытался. Во мне этому всегда что-то сопротивлялось. Как только я представляю создаваемый собой социум, одетый в современные костюмы, у меня почему-то возникает ощущение фальши. Потому я стараюсь этого избегать.

    Спящая красавица. Принцесса Аврора - Елена Салтыкова, Принц Дезере - Артем Шошин. Фото: Юрий Литвиненко

    - На самом деле…

    - На самом деле я абсолютно уверен, что быть современным и говорить на современном языке на животрепещущие темы можно, не одевая актеров в секонд-хенд из Humana в сопровождении свежего шлягера Олега Винника. Это тупиковый метод, как стать актуальным. Говоря на вечные темы: про любовь, верность, измену или ревность, про, про, про, про всё остальное, можно быть абсолютно современным, не пытаясь переодеться в последнюю коллекцию от Gucci.

    - Мне нравится такая эстетическая платформа… Знаете, она ведь не отличается от взгляда на балет вашего великого предшественника Мариуса Петипа.

    - Правда?

    - Вот цитата: “Талантливый балетмейстер, возобновляя балеты, будет сочинять танцы в соответствии с собственной фантазией, своим талантом и вкусами публики своего времени и не станет терять время и труд, копируя то, что было сделано другими в стародавние времена”.

    - Возможно.

    - Правда, что “Спящая красавица” - самый дорогостоящий проект театра “Киев Модерн-балет”?

    - Да.

    - Кроме спонсорских денег, что вы в него вложили?

    - Всего себя. Как и каждый раз.

    - Не было никаких отличий?

    - Впервые возникло совершенно удивительное сотрудничество. Скажу более: балет “Спящая красавица” стал для меня удивительным подарком посольства Швейцарии в Украине. Впервые спектакль мы сделали за государственные деньги наших зарубежных друзей, при полной поддержке швейцарского посла, господина Гийома Шойрера. Все творческая энергия исходила от меня и труппы “Киев Модерн-балета”. Это был огромный труд сплоченной воедино команды. Да, с точки зрения какой-то монетизации это невозможно измерить, но художественная составляющая представила собой огромную творческую ценность. Так всегда бывает с любовью, направленной на созидание.

    - Тему пьесы вы вместе выбирали с господином Послом?

    - Нет. Я предложил готовую идею атташе по культуре посольства Швейцарии в Украине.

    - Замысел был полностью принят?

    - Никакого редактирования не последовало. Я был счастлив как никогда. Раз Посольство Швейцарии в Украине решило работать с таким художником, как я, значит, они точно знали, кого приглашают в партнеры и какой получат результат.

    - Какая из уст спонсоров прозвучала рецензия, когда на сцене Международного центра культуры и искусств (Октябрьский дворец) 26 мая 2018-го состоялась премьера?

    Спящая красавица. Фото: Юрий Литвиненко

    - Ой, я не помню. У меня, вообще, скверная память. Знаю, что стороны остались совершенно счастливы. Было ощущение праздника, было ощущение правильно прожитого периода жизни, было ощущение правильно потраченных денег и, я надеюсь, эта эйфория не закончилась. Ведь по условиям договора с Посольством мы обязаны показать спектакль на гастролях в Швейцарии.

    - Прекрасное обязательство!

    - Дай Бог, чтобы такое было всегда. С удовольствием отправимся в поездку… В самом конце октября – начале ноября мы, надеюсь, поедем на гастроли. Города пока уточняются: знаю, что будет Женева, Цюрих, Лозанна точно и, возможно, Берн.

    - С вами работала замечательная художник-сценограф Марианн Холленштайн из Молодежного театра Касселя. Какие корни "Спящей красавицы" она визуализировала: швейцарские, французские, итальянские, украинские, молдавские?

    - Вы, по-моему, переоцениваете значение искусствоведческой подосновы… Современное искусство более фантазийно, более авторское. И – точно, если мы говорим о современном балетном театре и нашей “Спящей красавице”. В первую очередь, это полет фантазии. Да, он основывается на каких-то глубинных знаниях: моих, Марианн, украинского художника по костюмам Дмитрия Куряты, привлеченного в проект, постановочной бригады – да всего искусства, что было до нас. Однако внутри нашего творческого кипения – топливо, заложенное в детстве, то, что мы успели до сегодняшнего дня узнать о жизни. Всё это есть в “Спящей…” Но с другой стороны, не стоит искать позднее итальянское Возрождение в отдельных деталях сценического воплощения идеи. Такому анализу она не может быть подвергнута, потому что… потому что таких отсылов мы не закладывали.

    - Не это было важно?

    - Совершенно было неважно. Важно другое: теперь мы не восстановим, кто и что придумал. Общаемся-общаемся-общаемся-общаемся – смотрим: что-то вырисовывается. Так и хореография у нас делается. Я прихожу к артистам театра “Киев Модерн-балета”, и вместе мы создаем хореографию. Буквально спустя несколько месяцев уже не восстановить, кто и что, а главное, когда предложил.

    - Ладно, тогда напомню… Вы танцевали с четырех лет.

    - Не преувеличивайте, с четырех с половиной.

    - Признайтесь, Раду, вам сегодня не хочется вернуться на сцену, превратиться в Принца или Короля?

    - Никогда не хотелось. Да, в балетных труппах профессионально я танцевал очень-очень долго - с четырнадцати лет. Как танцор сцену я оставил в тридцать. Господи, это сколько лет стажа?

    Спящая красавица. Фото: Сергей Ефанов

    - Шестнадцать лет.

    - Чересчур большой отрезок времени. Теперь я полностью удовлетворен своей творческой миссией, мне хватает процесса создания спектакля и выхода на поклон в конце балета, чтобы не жаждать сцены. Хотя нет, не правда… Недавно, кстати, я тряхнул стариной и вышел к рампе в слабоалкогольном спектакле In pivo veritas (“Истина в пиве”. – А.Р.) в образе пьяного шотландца, который начинает и заканчивает спектакль.

    - Что-то стряслось?

    - По состоянию здоровья постоянный исполнитель этой партии не смог в тот вечер сыграть. Пришлось выйти, не могу сказать, что я получил огромное удовольствие. Впрочем, свою работу я выполнил качественно.

    - Удовольствие перекочевало в другие вещи?

    - Я сублимируюсь полностью тем, что я создаю. Этого хватает выше крыши.

    ***

    - Что-то еще желаете? – улыбается официантка

    - Может, еще кофе? – упирается в меня взглядом Раду Поклитару.

    - Нет, спасибо, – отвечаю, – на сегодня full house.

    - Как будете рассчитываться? – свое дело девушка крепко знает.

    - Наличные, – отвечает Раду.

    - Давайте терминал, – спорю я.

    - Нет, наличные, – побеждает хореограф и постановщик “КиевМодерн-балета”.

    ***

    - Читал анонс, что в 2015 году вы планировали сделать большой спектакль “Гамлет” на музыку Дмитрия Шостаковича в Большом театре в Москве. Война помешала?

    - Нет, премьера состоялась. В репертуаре балет стоял два года, а затем его сняли.

    - Не хотите перенести “Гамлет” в Киев?

    - Это невозможно, нет, невозможно! Этот балет создавался из расчета на масштабы Большого театра, где в труппе 240 артистов. То был грандиознейший проект. С камерным театром “Киев Модерн-балет” это несопоставимые вещи. Если я вернусь к “Гамлету”, я сделаю его иным.

    - Северные соседи всегда поражали гигантоманией. Например, в “Русском балете” Сергея Дягилева труппа была триста человек.

    - Не знал. Тогда не удивительно, почему он разорился.

    - Вместе с тем, господин Дягилев как великий антрепренер был маcтер в искусстве доставать на постановки деньги.

    - Я в этом не великий, это точно, и в нашей стране на искусство безумно тяжело доставать деньги.

    - Меня также удивили факты, что Русский балет Сергея Дягилева спонсировали: сначала - сам Игорь Стравинский, затем - мадам Миссия Годебская-Серт, подруга Коко Шанель, и наконец Этьен Бальсан, любовник Коко Шанель.

    - Ну, это было давно и быльем поросло. Мы с вами живем в совершенно другое время. Лично у меня Игоря Стравинского нет, да и у Александра Родина – композитора нашей очередной премьеры-балета “Вий” – нет денег, чтобы профинансировать новую постановку.

    - Кстати, Раду, не думали создать при театре коммерческую службу, которая только финансовыми вопросами занималась бы?

    - Все равно, когда нужно встречаться с потенциальными спонсорами, это должно делать лицо театра. А лицо театра “Киев Модерн-балет” – это я. У нас есть директор, есть заместитель директора, есть главный бухгалтер, у нас есть всё. Нет, бухгалтерией я не занимаюсь: в этом я ничего не понимаю. Однако, поиск спонсоров – это задача медийного лица театра. Весь энтузиазм, который был у меня на темы украинских меценатов, теперь основательно подугас.

    - Будем надеяться, что и эти "спящие красавцы" проснутся.

    - Я – очень даже “за!”

    - Позволите считать это месседжем к нашим читателям? Сможем им заплатить славой?

    - Естественно.

    - Спасибо за интервью. И – до новых встреч.

    - И вам спасибо.

    Фото Раду Поклитару: Johan Visschedijk