СЕМЬЯ. ДЕНЬГИ. БУДУЩЕЕ.
чт
  • 28
  • пт
  • 29
  • сб
  • 30
  • вс
  • 1
  • пн
  • 2
  • вт
  • 3
  • ср
  • 4
  • чт
  • 5
  • пт
  • 6
  • сб
  • 7
  • вс
  • 8
  • пн
  • 9
  • вт
  • 10
  • ср
  • 11
  • чт
  • 12
  • пт
  • 13
  • сб
  • 14
  • вс
  • 15
  • пн
  • 16
  • вт
  • 17
  • ср
  • 18
  • чт
  • 19
  • пт
  • 20
  • сб
  • 21
  • вс
  • 22
  • пн
  • 23
  • вт
  • 24
  • ср
  • 25
  • чт
  • 26
  • пт
  • 27
  • сб
  • 28
  • вс
  • 29
  • Тамаш Хак-Ковач: «Миссия ОТП Банка — делать жизнь людей легче, чтобы они чувствовали себя особенными»

    Тамаш Хак-Ковач: «Миссия ОТП Банка — делать жизнь людей легче, чтобы они чувствовали себя особенными»
    Ксения Панченко для Family Office
    26 февраля 2019 11:47
    2349

    В продолжение серии интервью с банкирами Family Office публикует беседу с Тамашем Хак-Ковачем, председателем правления АО «ОТП Банк». В эксклюзивном разговоре с Маргаритой Яковлевой Тамаш Хак-Ковач рассказал о начале своей карьеры банкира, воспитании дочерей и любимых местах в Будапеште.

    О профессии и деньгах

    — Почему Вы решили заниматься именно финансами? Уточню: почему изначально выбрали для себя работу банкира?

    — Я не выбрал, это получилось случайно. В то время я работал на заводе, получил предложение и принял его. Думал, что буду меньше работать и больше получать денег (улыбается). Работать меньше я не стал, конечно, но в финансовом секторе платят больше, и это правда.

    — А чем Вы занимались на заводе? Какая специализация?

    — Я был генеральным директором. И это на самом деле был завод, а не просто компания. Старый социалистический завод по изготовлению упаковочных материалов, на котором многие из сотрудников имели уже 30-летний стаж работы, в отличие от меня — 27-летнего директора завода.

    — Почему же решили настолько кардинально изменить сферу деятельности?

    — В любом бизнесе есть своя специфика: мы, как я уже говорил, производили упаковочные материалы. И так, изо дня в день, ты делаешь примерно одно и то же, как и в любой промышленной сфере.

    В то время как в банке работа намного разнообразнее и интереснее: разные отрасли, разные клиенты. И еще: в компании мы принимаем маленькие решения постоянно, а в банке — реже, но более глобальные. Вопрос только в том, готов ли ты к такому повороту событий: принимать большие рискованные решения постоянно.

    Помню, когда я работал в Москве, у нас обычный средний кредит был $200 млн. Не каждый готов принимать решение о выдаче такой суммы.

    — А Вы были готовы?

    — Мы можем думать, что готовы, но так или иначе необходимо первый раз потерять, чтобы в следующий раз обдумывать и просчитывать все риски более тщательно.

    Мы несколько раз в разных странах теряли большие деньги, поэтому у меня есть такой опыт. Сложно передать ощущения, которые испытываешь при списании своей подписью $110 млн...

    — Что чувствовали, когда списывали 110 млн? Паника?

    — Паника была, когда наступил первый большой дефолт в моей карьере. Это было около $4 млн или $5 млн. В тот момент думал, что наступил конец света. Но со временем, понимая возможные последствия, стал более взвешенно подходить к принятию решения. Для меня это больше не финансовая, а скорее моральная ответственность. Вроде бы деньги не мои, но, тем не менее, любое решение влияет на всех в твоем окружении. А это и акционеры, и вкладчики. Влияет это и на сотрудников банка, потому что у них это — неприбыльная деятельность и т.д.

    — Какие были Ваши самые успешные решения на стезе банкира?

    — Да нет таких. Дефолты в Украине в корпоративном бизнесе — 1,5%, поэтому за каждым неуспешным решением стоит практически 99% успешных. Моя работа в Украине не заключается в том, что я принимаю индивидуальные кредитные решения. Я просто определяю политику. Мое самое успешное решение — принять предложение ОТП и приехать сюда работать.

    — А Вы помните Ваши первые крупные заработанные деньги, которые, получив, Вы решили: «Ого, это серьезные деньги!»?

    — У меня нет таких историй, как у многих бизнесменов. Всегда работал наемным менеджером. Первые серьезные для меня деньги начал зарабатывать, по-моему, в 1994 году, когда работал, будучи на 4-м курсе университета. Я тогда зарабатывал от€500 до€1000. Это были сумасшедшие деньги.

    — И что Вы сделали?

    — Накопил и купил квартиру.

    — Кем Вы работали тогда?

    — Я работал в небольшой консалтинговой компании, которая проводила аудиторские проверки. Мы работали тогда над масштабной приватизацией в Венгрии: проверяли документы, писали какие-то там отчеты, которые никто не читал, поскольку приватизация уже произошла.

    О карьере и стиле

    — Какими нужно обладать качествами, чтобы сделать успешную карьеру в группе ОТП?

    — Сложный вопрос. Мы очень отличаемся от обычных западных банков. У нас другая структура corporate governance. ОТП Банк больше напоминает мне модель семейного бизнеса. В то время как, например, работая в Commerzbank, четко можно было проследить иерархическую структуру. Все было четко по регламенту: кто говорит, с кем, каким образом.

    В ОТП Банке отношения намного гибче, чем сейчас у любого западного банка на украинском рынке. Это наше конкурентное преимущество, которое во многом помогает каждому сотруднику успешно реализовывать свой опыт и строить карьеру в банке.

    — Какие главные ценности есть у группы ОТП?

    — Главная ценность в Украине — это люди и их стремление максимально упрощать жизнь клиента и друг друга. У нас это называется сервисное видение, которое мы стараемся применять и в работе с нашими клиентами, и друг с другом. Например, внутри банка это помогает лучше взаимодействовать разным подразделениям между собой и тем самым согласовывать свои задачи гораздо быстрее.

    — То есть это ваша миссия?

    — Да, делать жизнь людей легче с тем, чтобы они чувствовали себя особенными. Мы максимально следуем этому. И мне не очень нравится, когда люди этого не делают. Вот конкретный пример сегодняшнего дня: у одного сотрудника болит спина, попросили заменить стул. Прошло два месяца, а ему все не покупают новый, более удобный стул и никто не хочет упростить жизнь другому человеку. Потом купили, не без моего вмешательства, очевидно. Но мне не надо вмешиваться в решение подобных вопросов, если мы живем в таком культурном сообществе, где люди сами должны понимать, как надо поступать в таких ситуациях.

    — А расскажите о важных советах в карьере, которые Вы получили в своей жизни, и от кого?

    — Мне советов не давали. Но у меня в жизни были люди, на которых всегда хотелось равняться: это и коллеги, и начальники, и партнеры. Их было мало: один немец и два венгра, и это было давно, еще до начала 2000-х годов. С тех пор стараюсь не равняться на кого-то.

    — Чему Вы научились у них? Какие качества у них увидели?

    — Начиная с того, как одеваться, как вести себя, как говорить, как управлять конфликтами, до того, какие ценности важны в жизни. Это все очень важные моменты: как ты ведешь себя и что ты делаешь в роли руководителя, как ты презентуешь себя в жизни.

    — У Вас в кабинете много картин в стиле industrial. Вы поклонник индустриального стиля. Почему?

    — Может быть, потому что моя первая настоящая работа была на заводе. Хотя эти картины я выбрал из собственной коллекции сознательно, они символизируют Украину — уголь и сельское хозяйство.

    Об инновациях

    — Какие инновации в своей работе использует ОТП банк?

    — У меня особое мнение на этот счет. Считаю, что за последние 150 лет никаких инноваций в банковской системе не происходило. Правда, недавно несколько смягчил свою позицию в этом вопросе: все-таки в 50-х появилась платежная карта, что вполне подходит под категорию «инновации». Но до конца все же не уверен, спорный вопрос.

    Многие говорят об инновационных платежах с помощью телефона, мобильных приложений, но это не банковские продукты, а каналы обслуживания. Просто для клиента меняется интерфейс и упрощается доступ к нему. Если вы посмотрите на платеж, то 500 лет тому назад это был такой же платеж. У вас есть деньги, их надо кому-то передать. Таким образом, меняются каналы, которые становятся более удобными и современными.

    Еще говорят, что хедж (фьючерс, форвард) это сделки, которые можно отнести к инновациям. Однако они существовали уже в XVII веке. В США, в Чикаго, основная товарная биржа, например, для производителей была создана в 1860-х годах. И какая тут инновация, если 300 лет тому назад уже пользовались этими продуктами? Продукт тот же, но сейчас это просто красивая упаковка и договор.

    Поэтому вполне можно говорить о том, что мы все пользуемся старыми инновациями.

    — А инновации могут быть опасны?

    — Это очень философский вопрос. Сейчас актуален вопрос кибербезопасности, лет через 20 будет опасность от artificial intelligence, но я думаю, что это естественные процессы. Любая инновация, любая технология всегда опаснее, чем старая. Согласитесь, что машина, например, в свое время была опаснее, чем лошадь. Поэтому с внедрением любой инновации главное ею не злоупотреблять и научиться правильно взаимодействовать с ней.

    О семье и финансовой грамотности

    — Какие самые важные советы по деньгам Вы получили в своей семье? Как Вас учили экономить, правильно обращаться с деньгами?

    — Я вообще думаю, что вопрос финансовой грамотности очень переоценен. Пользоваться банковскими услугами — легко. Вот моя дочь сейчас учится в Канаде, ей надо платить за школу $700. Обычно это делаю я, а тут говорю ей: пора платить самой. Объяснил, как зайти в интернет-банкинг и куда нажать. Это заняло всего 5 минут. И это то, что все знают в возрасте 14-16 лет. Это абсолютно не проблема.

    Намного важнее то, что ты видишь дома, на кого ты хочешь равняться. Я всю жизнь видел, как мои родители, как швабские немцы, постоянно экономили на всем и дважды думали над тем, на что потратить деньги. Потому это и стало моей философией: я дважды подумаю, прежде чем потратить на что-то.

    У меня есть, например, электрический самокат. Я целый год ходил и смотрел на него в магазине по дороге домой — думал покупать или нет. Вот так ходил и уговаривал себя, что мне это надо. Я просто веду к тому, что в данном вопросе необходимо иметь свою философию. И ее ты получаешь дома.

    — Какие качества Вы воспитываете в Ваших детях?

    — У меня трое дочерей. И считаю, что воспитывать — это очень сложно и нереально. Все, что ты можешь сделать — это повлиять на то, в какое окружение они попадут. Поэтому моя цель номер один всегда была стать для них примером, и номер два — как-то повлиять на то, кто их будет окружать: какая школа, какой детский сад, потому что именно это оказывает большее влияние, нежели родители.

    Но если надо назвать одно качество, то я их воспитываю как working hard. Это — самое главное и единственное качество, которое отличает меня от остальных людей. Я всегда работал в жизни больше, чем все вокруг меня. У меня нет никакого особого таланта, кроме того, что я работаю больше, чем все остальные. В том числе и над собой.

    — А почему дочь учится именно в Канаде?

    — Мои дочери всю жизнь живут вне Венгрии, поэтому учились всегда в англоязычных школах в других странах. Соответственно и выбирали среди трех стран. Так, в Америке — дорого, в Австралии — далеко, в Англии — сложно, потому что есть американская и английская школьные системы. Если ты хочешь поступать в Англии, то надо ходить в английскую школу, а не в международную американскую. Вот и остается Канада, относительно близко и относительно дешевле.

    И потом, мы долго присматривались, поскольку стараемся все вопросы решать сознательно. Например, моя старшая дочь учится на ветеринара. Мы анализировали, сколько зарабатывает ветеринар в Англии, Америке, Канаде. Так в Канаде он зарабатывает в три раза больше, чем в Англии. То есть карьерный потенциал намного больше.

    — Скажите, у Вас в банке есть какие-то специальные программы для поддержки семьи?

    — Нет, мы поддерживаем наших сотрудников. Считаю, что моя основная задача и очень важная — создавать возможность зарабатывать деньги. У нас есть инструмент для того, чтобы сотрудникам давать интересную работу и достойную зарплату. Если же создавать какую-то специальную программу и начинать тратить деньги на нее, то мы будем тратить деньги, которые можно было бы направить на зарплату сотрудников. У нас их свыше 3 тыс., и если у них у всех будет достойная зарплата и интересная работа, то вполне можно говорить о том, что мы поддерживаем 3 тыс. семей. И это самое главное.

    Если говорить о банковском продукте, то в рамках нашей политики корпоративно-социальной ответственности мы разработали специальную программу для детей в виде банковских квестов, во время которой с помощью супергероев я просто и доходчиво объясняю про основные банковские функции. Мы перемещаем деньги, как Флэш, трансформируем деньги, как Халк, и храним деньги, как Супермен. Сейчас на основе этой программы мы готовим новый продукт для детей — тетрадь-комикс по финансовой грамотности.

    — В целом, по Вашей оценке, насколько актуален продукт для детей в банковской среде?

    — У нас есть продукты для детей, но я не думаю, что это ключевая составляющая финансовой грамотности.

    Я своим детям всегда, с самого раннего возраста, давал карточки, чтобы они просто привыкали к тому, что есть карточка и необходимо нести определенную ответственность.

    Сколько им было лет, когда Вы им дали карту?

    — Младшей сейчас 8, но у нее пока нет. Около 12-14 лет, как-то так.

    И какой лимит Вы поставили?

    — Никакого. У всех карточки к моему зарплатному счету. У всех членов семьи есть доступ к моей зарплате. Они тратят сколько угодно. Я даже смс отключил, чтобы не раздражать себя сообщениями (смеется), а это лучший способ игнорировать.

    Кто ведет семейный бюджет?

    — Я веду и принимаю основные финансовые решения. Остальные только тратят (смеется).

    О жизни

    — Украинцы более эмоциональны, чем венгры?

    — Не сказал бы, но украинцы часто переживают по непонятным причинам. Например, во время собеседования или выполнения важной задачи. Поэтому я на интервью с новым сотрудником всегда открыт и положительно настроен для того, чтобы человек чувствовал себя максимально спокойно, не переживая по пустякам.

    Более того, уверен, что работа всегда будет выполняться эффективнее в более комфортных и удобных условиях. Соответственно, и менеджмент для этого я стараюсь подбирать открытый, который бы располагал людей к себе.

    — Как Вы снимаете стресс?

    — Я не снимаю стресс, потому что стараюсь не доводить до этого. Думаю, что этому можно научиться и просто не допускать.

    — Расскажите, немного о Будапеште. Куда бы Вы посоветовали пойти и что посмотреть людям, которые хотят почувствовать этот город?

    — Сейчас уже столько туристов, что я не советую туда ходить, там просто тесно. Да и в Будапеште предпочитаю рестораны. Они там очень хорошие. Есть пять или шесть мишленовских ресторанов. И есть еще около десяти, которые еще не мишленовские, но находятся на таком же высоком уровне. Просто мишленовские звезды получают не только за качество, но и за последовательность: из года в год следовать традициям и держать свой уровень, поэтому недостаточно просто быть хорошими.

    — Можете их назвать?

    — Мне очень понравилось в одном ресторане, который посетил совсем недавно. Это «Бабель», который расположен в самом центре города.

    — Это Буда или Пешт?

    — В основном это Пешт. Около 70% расположены именно там, так как это все-таки деловой район.

    — А куда Вы ездите на Вашем электросамокате?

    — На работу, когда позволяет погода. Сейчас нет, потому что все-таки зима на улице…

    — И последнее, какими надо обладать качествами, чтобы стать близким для Вас человеком?

    — Мне не нравится, когда люди в отношении друг друга поступают не по-человечески. Это номер один. И номер два — важно, чтобы у человека была добрая воля во всем, что он делает.


    Фотографии: Ксения Панченко для Family Office