пт
  • 8
  • сб
  • 9
  • вс
  • 10
  • пн
  • 11
  • вт
  • 12
  • ср
  • 13
  • чт
  • 14
  • пт
  • 15
  • сб
  • 16
  • вс
  • 17
  • пн
  • 18
  • вт
  • 19
  • ср
  • 20
  • чт
  • 21
  • пт
  • 22
  • сб
  • 23
  • вс
  • 24
  • пн
  • 25
  • вт
  • 26
  • ср
  • 27
  • чт
  • 28
  • пт
  • 29
  • сб
  • 30
  • вс
  • 31
  • пн
  • 1
  • вт
  • 2
  • ср
  • 3
  • чт
  • 4
  • пт
  • 5
  • сб
  • 6
  • вс
  • 7
  • пн
  • 8
  • Александр Суханов: «В байкерском движении член клуба — как член семьи»

    Александр Суханов: «В байкерском движении член клуба — как член семьи»
    21 октября 2019 12:28
    1912

    Байкер и ресторатор Александр Суханов о братстве, авиации, музыке и Шоне Карре.

    Александр Суханов — представитель международного MFC-клуба "Падонки мира" в Западной Украине и очень колоритный человек. Его тяжело не заметить в небольшом Ужгороде. Он передвигается или на ярко-оранжевом байке Honda Valkyrie, или на огромном, не менее колоритном пикапе Ford.

    Александр в миру — ресторатор. В свое время обустроил в этом приграничном городке целый музей-club с яркими мотоциклами под названием «Red Bull». Такое же название носит байк-клуб, основанный Сашей. Уже много лет подряд он организовывает в областном центре Закарпатья рекордные для Украины слеты байкеров со всего мира. В интервью Family Office он рассказал практически обо всем, что имеет приставку «мото» — циклах, движениях, коллекциях и трендах.

    Саша, чем байкерство — занятие или стиль жизни — привлекает людей по всему миру?

    Родина байкерской субкультуры — США. Особенно сильно она зазвучала в период после Вьетнамской войны. В 1950-х здесь появились мотоклубы, часть которых называли себя outlaws. Члены этих сообществ не заботились о приличии, соблюдении законов и правил. Более того — отличались хулиганством и агрессивностью.

    По одной из самых распространенных версий, первыми байкерами были бывшие военные летчики палубной авиации, вернувшиеся домой. Отсюда, говорят, пошли и крылья на нашивках, и кожаная одежда, и любовь к большим скоростям. Это, собственно, привлекало тогда и привлекает сейчас к этому занятию десятки тысяч людей во всем мире…

    А как ты пришел к этому увлечению?

    Езда на мотоцикле меня увлекала всегда. Еще в школе я научился ездить на двухскоростном мопеде Львовского мотозавода «Верховина» и завидовал тем ребятам, которые ездили на больших мотоциклах.

    Закончил иняз в Ужгороде, уехал, как большинство закарпатцев, на год работать в Чехию. Там и увидел колонну байкеров и решил стать таким же. Потом, когда встал на ноги и подсобирал денег, пересел на большой байк и глубже окунулся в этот интересный мир.

    И что же такого интересного ты там узнал и увидел?

    Я узнал, что есть свободные байкеры, которые не состоят в клубах. И что больше, конечно — клубных любителей «железных коней». Узнал, что все клубы делятся на MC и MFC (Moto Club, более закрытые клубы американского типа со множеством ограничений; Moto Fun Club, открытые клубы с более лояльным подходом к членству. — FO). В последнем случае клуб расширяется за счет того, что знакомые привлекают знакомых. В результате получается такой себе «клуб веселых байкеров».

    Что касается MC-клубов, то там очень жесткие правила отбора. Например, в такой клуб не возьмут политика или человека, который работал или работает в правоохранительных органах. Для входа в такую структуру нужно годами показывать свою преданность клубу и отъездить определенное количество совместных мероприятий.

    Кроме того, в клубах MC существует определенная иерархия и звания, до которых нужно «дорасти». Это американское течение в некоторой мере присутствует и в Европе, в том числе в Украине.

    В Европе, например, рулит мощный клуб Hells Angels, который имеет свои чаптеры (подразделения) во многих странах мира. Он, вместе с Outlaws MC и Bandidos MC, входит в «большую тройку» мотоклубов мира.

    В США каждый клуб контролирует какой-то определенный штат. Например, когда мы были во Флориде, где доминантным является клуб Outlaws MC, в одном из местных баров тамошние байкеры попросили нас снять наши цвета или уйти из-за того, что мы заранее не предупредили и не попросили у них разрешения появиться на их территории… Похожая ситуация и в Европе, где доминантные клубы решают, кому в каких цветах ходить и что можно или нельзя делать.

    Что еще, кроме инцидента с байкерами во Флориде, запомнилось из жизни на колесах?

    Помню очень трудный Марш мира, когда из Ужгорода через Киев, Москву, Ростов, Нальчик, Махачкалу отправился в Баку. Тогда вместе с байкерами из России, Беларуси и Молдовы проехали с приключениями 12 тысяч километров! По дороге в Ингушетии нас встречали выстрелами из «Калашей», на Кавказе, где ездят в основном без правил, полицейские машины вообще нам очищали дорогу.

    В Чечне видели гвардию Кадырова, в Ингушетии вообще 500 километров на дороге не было ни души, кроме «гаишников» под кустами… Но, наверное, страшнее всего было в Египте. Там бедуины могли взять нас в плен ради выкупа. Вокруг нас уже начали собираться всадники на верблюдах. К счастью, подъехала полицейская машина, и арабы ускакали.

    Какова категория клуба, в котором состоишь ты?

    Я вхожу в международный клуб «Падонки мира». Это — очень разношерстный международный MFC-club, в котором около 160 человек. Среди них ребята из Великобритании, Чехии, России, Беларуси, Молдовы, Украины, Германии и США. Для участия в нашем клубе нет ограничений по профессии, статусу и даже полу (у нас есть и одна девушка).

    Нужно просто быть «нормальным пацаном», которого рекомендуют минимум двое из действующих членов клуба. После этого надо отъездить два года в статусе «стремящегося» в майке клуба, но пока без клубных цветов. «Стремящийся» — это ступень членства с испытательным сроком. Человек должен доказать, что действительно хочет быть одним из нас. И затем, на ежегодном собрании клуба, все решают, достоин ли ты звания.

    У «Падонков», в отличие от других клубов, нет вождей. Есть «авторитетные падонки», организующие движухи. А в остальном – все равны: и бизнесмены, и чиновники, есть и действующий генерал, и даже священник. Мы отличаемся от известных мотоклубов типа «Ангелы ада» – образом жизни. Не секрет, что известные байкерские банды по сути делят между собой сферы влияния по всему миру не ради идеи. Мы же просто веселимся. У нас даже названия городов специально искажены ради смеха, вот как у меня на жилетке написано: «Ужгарад».

    Сколько сегодня стоит членство в клубе «Падонки мира»?

    У нашего клуба есть членские взносы — $100 в год. Есть ответственный за кассу клуба человек. Эти деньги идут, в основном, на организацию наших слетов и помощь одноклубникам. К сожалению, бывали и трагические моменты, когда в результате ДТП или болезни от нас навсегда уходили наши братья. В таких случаях мы выплачиваем их семьям одноразовую помощь и потом стараемся поддерживать материально каждый год. Особенно, когда без отца остаются несовершеннолетние дети. Этот момент очень сближает и показывает, что мы — одна большая семья.

    Может быть, есть еще какие то нестандартные, оригинальные клубы?

    Вообще есть много разных байкер-клубов по интересам. Например, как мои знакомые из московского клуба «ЕБК-50», в который входят очень крупные бизнесмены, банкиры и чиновники. Эти парни, как правило, едут определенным маршрутом в Европу тысячи километров. Туда к ним прилетают жены с детьми, они там «тусят» и потом летят обратно, отправляя байки домой тоже самолетом. Вот такой модный клуб…

    С другой стороны, есть и одиночки, которые ездят в количестве не более 2-3 человек по спецмаршрутам в Африке или Азии, ставя перед собой задачу, например, объехать экватор или преодолеть другие сложные дороги.

    Есть и знакомые коллеги из соседней Словакии, которые купили себе байки и решили создать свой клуб с собственными цветами и шевронами. То есть внутри байкерского движения — много разных направлений.

    Ты говоришь, что есть товарищи из России. Война на востоке Украины повлияла на ваши отношения?

    Вообще, мы поддерживаем нормальные связи и сторонимся политики. Существуют, конечно, проблемы в связи с войной. Сейчас, например, все байкеры с востока и даже запада у наших властей ассоциируются с «Ночными волками», действия которых осудило наше байкерское общество. Хотя, на самом деле, ехать могут люди даже не из России. Я, например, из-за такого восприятия не смог принять в Ужгороде братьев из Словакии.

    Наверное, есть определенные требования к членам клуба и к мотоциклу, к умению ездить?

    Как ни странно, мотоциклы в нашем движении не являются главным показателем при приеме в клуб. Здесь главное — личные качества самого человека. А байк у него может быть и спортивный, и туристический или круизный. Конечно — не совдеповская развалюха типа «Урала», которая больше стоИт, чем ездит. Такой мотоцикл не потянет наш длительный маршрут, где в колонне нужно держать определенную дистанцию. Но, как правило, у «нормальных пацанов» и байки нормальные.

    Что касается умения ездить, это действительно важный момент. Ведь большинство аварий с участием мотоциклистов происходит из-за самоуверенности, когда человек, еле научившись ездить, думает, что он уже профи и начинает включать максимальные скорости. А мотоцикл — это точка, которая быстро приближается, и автомобилисты на нее часто не успевают среагировать. На мотоцикле человек не защищен, в отличие от автомобиля, где он в капсуле. На двух колесах надо учитывать любую помеху. Я, например, в свое время, возвращаясь домой, упустил из вида небольшую яму, въехал в нее и получил серьезную травму. А буквально пару дней назад в Киеве разбилась 20-летняя мотоциклистка, не успев притормозить перед разворачивающейся машиной… Поэтому бдительность и опыт здесь очень важны, ведь дорога ошибок не прощает.

    А какой у тебя мотоцикл?

    Honda. Ей не изменяю уже много лет. Вообще украинские байкеры и их коллеги со всего СНГ предпочитают японские чопперы и круизеры классическим американским и европейским мотоциклам.

    В Европе популярнее спорт-байки, поскольку там зима короче и климат мягче. Да и дороги там — не сравнить с нашими. Американские же байки не дотягивают по качеству до японских. Если, к примеру, у Honda гарантия на двигатель 1 млн км, то Harley после 30 тыс. км нужно везти на СТО. А надежность байка — немаловажное качество в нашем движении. К примеру, моя Honda за все время владения сломалась всего один раз — полетело сцепление…

    Как обстоят дела с ретро-байками? Их тоже используют в вашем движении?

    Конечно! Сегодня создана целая индустрия производителей новых запчастей для мотоциклов в ретро-стиле. Причем, например, Harley-Davidson с такими запчастями очень сложно визуально отличить от оригинала. Обычно такой байк покупают, когда человек уже в возрасте, хочет иметь что-то такое, что его отличит от других байкеров — мотоцикл, на который в колонне обратят внимание. Антикварный стиль здесь — в самый раз.

    В Украине есть всего несколько старых мотоциклов, которые на ходу. А вот в соседних Словакии и Чехии существует целое движение таких мотолюбителей определенных марок. Есть и организации под названием «Ветеран». Там человека со старым мотоциклом берут в клуб и помогают ему починить и должным образом оформить его байк — поставить на учет, получить номера.

    У нас же с ретро-байками, как и с ретро-автомобилями, сложнейшая ситуация. В Украине этим вопросом занимается почему-то Минкульт, в котором нужно пройти семь кругов ада, чтобы получить соответствующие документы. Не меньше проблем с такими мотоциклами из-за несовершенства законодательства и на таможне, когда человек хочет поехать на какую-то зарубежную ретро-выставку.

    Оригиналы первых моделей той или иной марки — это уже больше экспонаты выставок, экземпляры частных коллекций и лоты на аукционах, чем ездовые мотоциклы. Я, например, тоже имею небольшую коллекцию ретро-байков.

    Давно существует эта коллекция?

    Собирать старые байки я начал с идеи превратить свой паб «Red Bull» в байкерский клуб. Хотелось, чтобы у наших и зарубежных мотоциклистов было место на границе, где они могли бы себя почувствовать, как дома. Так появились первые 23 мотоцикла — как интерьер к пабу. На некоторых из них я даже успел покататься.

    Самый ценный — мотоцикл «Днепр» из почетного эскорта генсека ЦК КПСС Брежнева. Их было выпущено всего 60. На этом аппарате, который и сейчас на ходу — форсированный движок, шипованная резина, рации... Я купил его за $7 тыс. уже больше 10 лет назад на слете байкеров в Ужгороде, куда на нем приехал его владелец. Легендарный «Днепр» достался прежнему хозяину от отставного СБУшного генерала. К слову, такой экземпляр сейчас стоит около $20 тыс.

    Кроме этого байка, у меня много старых немецких мотоциклов со времен Второй мировой войны. А больше всех — советской сборки военных МВ с ведущей коляской. Есть и старые ДОСААФовские байки «Ковровец», Cezet, Jawa и первые послевоенные мотоциклы, сделанные по технологиям, вывезенным из Германии. Это — ИЖ-350, ИЖ-49, «Москва». Все это добро я постепенно покупал у коллекционеров и у знакомых мотоспортсменов.

    Знаю, что ты — кроме всего, организатор мощного международного шоу MUSIC AVIA BIKE UKRAINE…

    Да, через одного летчика, который состоит в нашем клубе, на меня вышли авиалюбители и предложили объединить наши движения. Так и получился фестиваль MUSIC AVIA BIKE UKRAINE. Похожего формата до нас не было во всем СНГ.

    Кроме того, Ужгород — очень удобное место для встречи европейских пилотов маленьких самолетов, поскольку не нужно лететь через всю Украину. На дебютном слете еще до военного конфликта на востоке Украины в 2013 году собралось 58 самолетов из 12 стран мира и около 3 тыс. байкеров. Это было рекордное действо такого плана для Украины. Самый старшим участником был 72-летний дед из Новой Зеландии на судне 1947 года. Авиаторов сопровождала колонна из тысяч мотоциклов. Мотокаскадеры и летчики-спортсмены показывали завораживающие трюки. Параллельно проходил музыкальный фест с участием известных групп, конкурсы, венгерские повара варили бограш и жарили быка на вертеле. Это был праздник для всего города и туристов…

    Следующие фестивали были не менее зрелищными, но уже менее массовыми. Они проходят, как правило, в определенных стилях, с обязательным юмором и развлечениями. Некоторые мои друзья преодолевают по 10-12 тыс. км, чтобы поучаствовать в этих мероприятиях.

    Правда, что на некоторых из этих фестивалей в Ужгороде можно было увидеть и известного английского рокера, ныне уже покойного зятя Юлии Тимошенко Шона Карра?

    На наших фестивалях было много известных и влиятельных личностей. Шон неоднократно бывал на слетах «Падонков». На одну из тусовок в Ужгород он приехал петь со своей группой. После концерта признался, что хочет вступить в наши ряды.

    Он, как положено, отъездил год в «стремящихся» и уже потом надел наши «цвета». Таких патриотов «Падонков», как он, надо было еще поискать. Он всюду носил нашу жилетку… После его смерти мы решили сделать музей из дома, который он купил в Ужгороде за полгода до кончины. Его жизнь была яркой и о ней должны знать люди.

    Почему стоит попробовать стать байкером?

    Байкеры — это свободные люди, которые, когда им хорошо или плохо, снимают костюмы, надевают экипировку, заводят мотоциклы и «спускают пар».

    У нас нет такого, чтобы мотоциклист, который сломался, «куковал» на дороге. Его обязательно встретят в том или ином регионе, помогут починить байк, накормят и обогреют. В байкерском движении член клуба — как член семьи.