ср
  • 20
  • чт
  • 21
  • пт
  • 22
  • сб
  • 23
  • вс
  • 24
  • пн
  • 25
  • вт
  • 26
  • ср
  • 27
  • чт
  • 28
  • пт
  • 29
  • сб
  • 30
  • вс
  • 31
  • пн
  • 1
  • вт
  • 2
  • ср
  • 3
  • чт
  • 4
  • пт
  • 5
  • сб
  • 6
  • вс
  • 7
  • пн
  • 8
  • вт
  • 9
  • ср
  • 10
  • чт
  • 11
  • пт
  • 12
  • сб
  • 13
  • вс
  • 14
  • пн
  • 15
  • вт
  • 16
  • ср
  • 17
  • чт
  • 18
  • пт
  • 19
  • сб
  • 20
  • Мате — это не просто мате...

    Мате — это не просто мате...
    19 октября 2018 14:56:18
    1009

    «Мате — единственное, что всегда есть во всех домах, без исключения. Всегда. С инфляцией, с голодом, с военными, с демократией, с любым из наших бедствий и вечных проклятий», — так о смысле и философии этого напитка говорит известный аргентинский писатель и журналист Эрнан Кашиари. Как утверждает наш корреспондент Анна Зарембо, живущая в стране, где мате особенно популярен, его описание любимого напитка аргентинцев лучшее, которое она встречала.

    Пока что я не знаю более традиционного элемента аргентинской культуры, чем мáте (исп. máte) — истинно латиноамериканский напиток из листьев и стеблей вечнозеленого растения падуба парагвайского.

    Мате — это поистине чудодейственный эликсир. Если у человека повышенное давление, напиток его понижает, если понижено — повышает. Особенно полезен мате после стресса или физических нагрузок: он снимает усталость и способствует обретению новых сил. В период болезни помогает организму сопротивляться и способствует быстрому выздоровлению. Благодаря матеину мате повышает иммунитет, борется с вирусными инфекциями и снижает уровень «плохого» холестерина. Кроме того, этот напиток – прекрасная профилактика против рака. А еще мате считается незаменимым средством при борьбе с лишним весом: он практически не содержит калорий, но при этом прекрасно подавляет чувство голода. Недаром индейцам гуарани этот напиток месяцами заменял хлеб и овощи.

    Лучше всего для заваривания мате подходит специальный сосуд из бутылочной тыквы, так называемый калебас (исп. calabaza). Его изготавливают так: у тыквы срезают верхушку, всю мякоть тщательно выскребают, а получившийся сосуд хорошенько высушивают. Края сосуда оковывают металлом, а внешнюю поверхность украшают, как только позволяет фантазия. Калебаса должна быть сухой, но с пористыми стенками, которые при заполнении горячей водой слегка разбухнут и сообщат аромату напитка чуть землистый оттенок. Хотя должна вам признаться, что сегодня калебасы делают из стекла, дерева и пластика — так и выгоднее, и проще.

    Далее мате насыпается в эту калебасу, примерно на 1/3. Затем горлышко плотно закрывают рукой, тыкву переворачивают и несколько раз энергично встряхивают. Так мелкая заварочная "пудра" оказывается ближе к верху, а крупные частицы наоборот - у дна. Затем сосуд осторожно возвращают в обычное положение. Далее самое важное — температура воды, которой заваривают мате. Она не должна превышать 80 градусов. Считают, что если заваривать мате крутым кипятком, то он будет горчить и вообще станет канцерогенным. Заваривают одну порцию мате еще 7-9 раз в день. Для этого используют термос, который многие-многие носят с собой.

    Теперь осталось вставить в него бомбижью (исп. bombilla) — предмет, внешне похожий на ложку, а на самом деле соединение соломинки с ситечком. Делают бомбижью обычно из металла. В верхней части имеется слегка сплющенный мундштук, а внизу — съемная деталь с дырочками: предполагается, что через этот фильтр будет проходить только процеженная жидкость.

    Самым непривычным для меня, как и для многих иностранцев, стало то, что аргентинцы могут заварить одну калебасу и пить из нее всей компанией. “Вот из этой одной трубочки будут пить все, передавая по кругу?! Какой ужас!” — думала я в первые дни пребывания тут. Часто иностранцам манера посасывать через общую бомбижью кажется негигиеничной, и они норовят прийти в гости со своей трубочкой. Но для аргентинцев этот обычай, как никакой другой, символизирует дружбу, теплоту и доверие. Так что индивидуальная "инициатива" может быть воспринята как обида.

    В кругу семьи и друзей принято заваривать общий калебас. Кто-то один становится заварщиком мате, он же первый снимает пробу и, если качество его удовлетворит, передает «тыкву» по кругу. Заварщик должен вовремя подливать в калебас воду и решать, когда заварку пора менять.

    Мате, как любой традиционный напиток, имеет свои правила: калебас нельзя брать левой рукой; гостю калебас подают бомбижьей в его сторону; нельзя шевелить бомбижью, не говоря уже о том, чтобы помешивать ею заварку; благодарить хозяина следует только в конце церемонии, а не каждый раз, когда тебе вручают калебас (поблагодарив, вы даете понять, что добавки больше не хотите).

    Вот так аргентинцы и заваривают мате в калебасе снова и снова, попивая напиток весь день. А еще любят в зеленой зоне расстелить одеяльце и устроиться на нем со всеми мате-аксессуарами, включая контейнеры с сахаром или стаканы с соком. Представьте себе: даже в Буэнос-Айресе, офисно-торгово-правительственном мегаполисе, ранним утром галантные клерки ждут переключение светофоров с теплым мате в калебасах и термосах подмышкой.

    Я пока не стала страстным фанатом этого напитка, но всегда с удовольствием поддерживаю компанию и придерживаюсь всех мате-церемоний. Иногда мне нравится добавить чуточку сахара или меда, а иногда наоборот — хочется прочувствовать весь его истинный вкус. Ведь в этом напитке содержится 196 различных витаминов и минеральных веществ! А это даже больше, чем в зеленом чае! При этом заряд бодрости, который дарит мате, может длиться целых 8-10 часов. Наверное, потому аргентинцы и пьют мате все и повсюду! И жить без него не могут.


    И все-таки мне очень хочется познакомить вас с мате глазами и сердцем Эрнана Кашиари.

    И хотя мой перевод с испанского, возможно, и не передаст всю прелесть молодежного стиля автора, думаю, он раскроет смысл и философию этого символа Аргентины.

    «Мате – это не напиток. Ну, да. Это жидкость, которая входит через рот. Но это не напиток. В этой стране никто не пьет мате, только потому что испытывает жажду. Это скорее привычка, привычка объединяться.

    Мате – это полная противоположность телевизору: он заставляет вас говорить, когда вы с кем-то, и думать, когда вы один.

    Когда кто-то приходит в ваш дом, первая фраза — это «привет», а вторая — «выпьем мате?». Это происходит в каждом доме, будь то богатые или бедные.

    Это происходит как между сплетничающими и болтливыми женщинами, так и между серьезными или незрелыми мужчинами.

    Это происходит как между пожилыми людьми в доме престарелых, так и между подростками во время учебы.

    Это единственное, что делят между собой родители и дети без споров и упреков.

    Перонисты и радикалы заваривают мате без вопросов.

    Летом и зимой.

    Это единственное, что нам напоминает жертв и палачей; хорошее и плохое.

    Когда у вас есть ребенок, вы начинаете давать ему мате, как только он попросит. Вы даете ему его еле теплым, с небольшим количеством сахара, и он чувствует себя взрослым. Вы чувствуете большую гордость, когда ваша кровинка начинает потягивать мате. Ваше сердце выходит из тела. Затем они, дети, с годами также будут выбирать, пить ли мате горьким, сладким, очень горячим, теплым, с апельсиновой цедрой или долькой лимона, с листьями трав.

    Когда вы знакомитесь с кем-то, вы приглашаете его разделить с вами мате. Люди спрашивают, когда еще нет доверия: «Сладкий или горький мате?» И другой человек отвечает: «Так, как пьешь его ты».

    Клавиатуры компьютеров аргентинцев наполнены мате.

    Мате — единственное, что всегда есть во всех домах, без исключения. Всегда. С инфляцией, с голодом, с военными, с демократией, с любым из наших бедствий и вечных проклятий.

    И если в один прекрасный день не окажется мате, а у соседа есть, он даст его вам. В мате никто никому не отказывает.

    Это — единственная страна в мире, где решение прекратить быть мальчиком и стать мужчиной происходит в определенный день. Речь не идет о длинных брюках, обряде обрезания, колледже или отдельном проживании от родителей. Здесь начинают быть взрослыми в тот день, когда появляется первая необходимость выпить мате одному. Это не совпадение. Это потому, что да.

    В тот день, когда ребенок ставит чайник на огонь и пьет свой первый мате без кого-либо в доме, именно в эту минуту он обнаруживает, что у него есть душа. Либо он боится до смерти, либо он влюблен до смерти, либо что-то еще: но это не просто какой-то день. Никто из нас не помнит тот день, когда мы впервые выпили мате. Но это был важный день для всех. Внутри произошла революция.

    Простой мате — не более и не менее, чем демонстрация ценностей...

    Это солидарность, которую порождает мате, потому что разговор хорош. Именно беседа, а не мате.

    Это уважение ко времени, чтобы говорить и слушать, или во время того, как вы говорите, другой пьет мате, и наоборот.

    Это искренность для того, чтобы сказать: «Достаточно, пора обновить заварку!»

    Это момент общения.

    Это чувствительность к кипящей воде.

    Это мило и одновременно глупо спрашивать: «Теплый, не так ли?»

    Это скромность того, кто заваривает лучший мате.

    Это щедрость — дать выпить до конца.

    Это гостеприимство приглашения.

    Это справедливость одного и другого.

    Это обязательство сказать «спасибо», по крайней мере, один раз в день.

    Это этическое, откровенное и лояльное отношение для встречи без претензий.

    Теперь вы знаете: мате — это не просто мате...

    Здорово, не так ли? Я поставлю чайник?»